Цитаты из фильмов, мультфильмов, хороших книг. Самое лучшее - на все случаи жизни.

Терри Пратчетт. "Дамы и Господа" - цитаты

Цитаты из книги Т.Пратчетта "Дамы и Господа"

Гиганты, знаешь ли, побольше ростом.
А я болел.

Вообще, осы довольно-таки красивые твари. Но если ты за пчел, значит, должен быть против ос.

Плата за то, чтобы быть лучшим, — это обязанность быть лучшим.

Терри Пратчетт - 'Дамы и Господа' - цитаты

Краткое содержание - "Дамы и Господа"

Четырнадцатая книга "Плоского мира", четвёртая книга подцикла о ведьмах.

Наконец-то открылась вся правда про эльфов. Мы то привыкли считать - острые ушки, танцуют и поют, вечная жизнь. А на самом деле? Они играют в свои игры - с вами. Им весело. Как кошка играет с мышкой. Только мышь почему-то не радуется.

Эльфы снова пытаются проникнуть к людям и устроить нехорошее. Но лучшие ведьмы Ланкра встанут на пути и не дадут им порезвиться. Эльфы - не пройдут! А Матушка Ветровоск проследит, чтобы ни один единорог в процессе не пострадал. Но и праздника людям не испортил...

Зачем стоит перечитать цитаты из книги "Дамы и Господа"?

— чтобы узнать хитрый осиный метод обкрадывать ульи;
— и здоровый гномий взгляд на древние легенды;
— и что будет, если Пчелиную королеву кормить не королевским молочком, а обычной пищей.

А потом перечитайте саму книгу, чтобы вспомнить охотничьи повадки ухтыястребов. И характер боевых пони горной ланкрской породы. И что дает знание точного момента собственной смерти...

Инквизиторы изгнали бы нянюшку Ягг из своих рядов за излишнюю жестокость.

А теперь - цитаты

Не все спокойно в Ланкрском королевстве

О камнях она, конечно же, слышала, хотя никто о них особо не распространялся. И приходить сюда никому не воспрещалось — потому что люди, воздерживающиеся от разговоров о подобных камнях, знают, насколько притягателен запретный плод. Просто местные жители обычно… не подходили к этим камням, вот и все. Особенно хорошенькие девушки.

/* Джейсон предпочитал гномье отношение к религии

Железо — это железо, а огонь — это огонь, попробуй задумайся о всякой метафизике, и тут же твой большой палец будет размазан по наковальне.

/* Ну вы знаете, что это за песня...

Вторая дама была коренастой и кривоногой, а лицо ее походило на залежавшееся яблоко и было исполнено почти смертельной доброжелательности. Она играла на банджо и… м-м, пела, если это можно так назвать. В песне той рассказывалось про злоключения некоего ежика.

Ведьмы вернулись.
И снова все было в порядке.
Это «все в порядке» длилось минут пять.

Инквизиторы изгнали бы нянюшку Ягг из своих рядов за излишнюю жестокость.

Здесь что-то не так, — сказала она нарочито холодно и размеренно.
Да?
Папоротник и трава вокруг камней примяты. По-моему, здесь кто-то танцевал.
Нянюшка Ягг отнеслась к услышанному, как физик-ядерщик, которому сообщили, что кто-то, чтобы согреться, стучит двумя кусками урана докритической массы.

Чудакулли никогда не тратил время на пустые разборки. Разборки должны быть насыщенными — либо никакими.

/* О Маграт Чесногк

Хотя очень приятная девушка.
Но сентиментальная. Думает, что жизнь можно прожить как в сказке и что народные песни соответствуют истине.— Как думаешь, может, стоит научить ее всему, что знаем мы?
На это уйдет слишком много времени.
Пожалуй, ты права.

/* Заботиться о редких животных - это важно

Их всего-то осталось с полдюжины.
Наверн Чудакулли очень много делал для редких видов животных. В частности, заботился о том, чтобы они оставались редкими.

/* Забираться в разум животных - хобби матушки Ветровоск

Но за это приходилось платить. Конечно, никто никакой платы не требовал, но само отсутствие каких-либо требований налагает моральные обязательства. Ты стараешься не бить мух. Как можно осторожнее рыхлишь грядки. Подкармливаешь собак. Ты — платишь. Ты заботишься не потому, что это хорошо, а потому, что так правильно. После себя не оставляешь ничего, кроме смутных воспоминаний, а с собой забираешь только впечатления, не больше.

/* Матушка Ветровоск и Диаманда устроили пристрелочную дуэль глазами

Ну-ка, покажи.
«А она действительно хороша, — невольно подумала нянюшка Ягг. — Выдержала взгляд Эсме больше минуты. Даже змеи через минуту обычно сдаются».

А я ничего и не говорила, — мягко произнесла нянюшка Ягг.
Знаю! Я прямо-таки слышу, как ты ничего не говоришь. Молчание у тебя — мертвец позавидует!

Беда нянюшки Ягг состояла в том, что она всегда выглядела так, будто говорила неправду. К правде нянюшка относилась сугубо практически: говорила ее, только если так было удобно или если лень было придумывать что-нибудь поинтереснее.

/* В Ланкре четкое разграничивается использование ловчих птиц

Маграт дозволялось охотиться с ухтыястребом — или, как еще его называли, с мучеником бородатым. То была небольшая близорукая птица, которая предпочитала ходить, а не летать. При виде крови она теряла сознание. Стая из примерно двадцати ухтыястребов могла заклевать вусмерть больного голубя.

О нет, — терпеливо объяснял господин Брукс. — Такой штуки, как маточное яйцо, в природе не существует. Улей просто выбирает одну пчелку и растит из нее королеву. Кормит ее королевским молочком, так сказать.
А что будет, если она станет питаться обычной пищей?
Из нее вырастет обычная рабочая пчелка, ваша светлость, — ответил Брукс с подозрительно республиканской улыбкой.

Удар! Укол!
Маграт отшатнулась так резко, что ударилась затылком о стенку сарая.
Двух королев быть не может, — спокойно пояснил господин Брукс.
Маграт оглянулась на ульи. Ей всегда нравился вид пасеки — до этого разговора.

То есть никто тебя специально не выбирал?
Что? Конечно нет. Я сама себя выбрала, — пожала плечами матушка, после чего повернулась к нянюшке. Неопытному человеку ее лицо еще долго снилось бы по ночам, даже нянюшка внутренне содрогнулась. — Я сама себя выбрала, Гита Ягг. И хочу, чтобы ты знала об этом.

Жидкость эта не была виски, не была она и джином, зато крепость ее составляла 90 градусов. Это «лекарство» очень помогало в тревожные моменты, иногда возникавшие в три часа ночи, когда нянюшка просыпалась и никак не могла вспомнить, кто она. После стаканчика прозрачной жидкости нянюшка по-прежнему не помнила, кто она, но это уже не имело значения, потому что она становилась совсем другим человеком.

Вовсе нет, это совсем не обязательно… Но позволь рассказать тебе кое-что. О красивой женщине в красном платье и со звездами в волосах, а может, и с лунами. И о голосах, которые ты слышишь во сне. И о силе, которую ты чувствуешь, когда приходишь сюда. Думаю, ее посулы были щедры. Тебе обещали дать все, что бы ты ни захотела. И совершенно бесплатно.
Диаманда молчала.
Все это уже случалось. Люди любят слушать такие речи. — Глаза матушки Ветровоск затуманились. — Тебе так одиноко, а окружающие слишком глупы, чтобы разговаривать с ними, и мир полон тайн, о которых тебе ничего не рассказывают…

Ты в моем королевстве, женщина, — сказала королева. — Ты не можешь приходить сюда и уходить без моего позволения. Ты встанешь на колени!
Я прихожу и ухожу, и ничьего позволения мне не требуется, — огрызнулась матушка Ветровоск. — Никогда раньше его не спрашивала, не собираюсь начинать и сейчас.

А потом матушка сосредоточилась на управлении шестью ногами одновременно, причем две из них принадлежали совсем другому телу.
Исполнять на музыкальном инструменте одну мелодию, а петь абсолютно другую — это легкая послеобеденная прогулка по сравнению с тем, что сейчас пыталась проделать матушка.

Ну, ее все равно уже подстрелили. А если бы подстрелили еще и меня, вообще никто бы не выбрался, — пожала плечами матушка.
Но это… это несколько бессердечно, Эсме.
Бессердечно, зато очень мудро. Я никогда не утверждала, что отличаюсь добротой. Благоразумие — вот что главное. И нечего так пялиться. Ты идешь или будешь весь день торчать здесь с открытым ртом?

Возможно, обе стороны правы. Но это уже совсем другая, квантовая, теория.

/* Организации бывают разные

Основной элемент организации волшебников — это Орден, Колледж или, разумеется, Университет.
Основной элемент организации ведьм — это ведьма, но, как уже указывалось ранее, основным постоянным элементом является хижина.

/* Предупреждать надо...

Да, да, но я знаю правила, — вежливо промолвил он. — Волшебникам запрещено использовать магию против гражданских лиц, за исключением ситуаций, представляющих реальную угрозу жизни…
Вспышка октаринового пламени.
На самом деле это не правило, — ответил Чудакулли. — Скорее общее указание.
Как вы можете так поступать?! — вскричал кучер. — Это же вас должны были ограбить!
Чудакулли столкнул его с козел.
Мы на каникулах.

/* Нам всем стоит подготовиться...

Мир затаил дыхание.
И это началось, пронеслось, как торнадо над прерией.
А-а-а-а-а-и-и-и-и-и-и…
Три цветочных горшка над дверью по очереди раскололись. Шрапнель просвистела рядом со щекой господина Тощаги.
А на волшебном посохе — нехилый набалдашник…

— Гиганты, знаешь ли, побольше ростом. — А я болел.

/* Болел...

Я — настоящий гигант. В определенном смысле, — сказал Казанунда.
Гиганты, знаешь ли, побольше ростом.
А я болел.

До сих пор непонятно, понимают ли животные, что такое ответственность или взаимно выгодный договор. Но это и неважно. Главное, ведьмы это понимают. Если вам действительно захочется расстроить ведьму, окажите ей услугу, за которую она будет не в состоянии вам отплатить. Невыполненные обязательства будут терзать ее как больная заусеница.

У пчел была одна особенность. Леток улья они защищали ценой собственных жизней — если, конечно, это было необходимо. Но осы, пронырливые сволочи, были большими мастерами по части обнаружения какой-нибудь щели в задней стенке и обкрадывали улей в два счета. Самое забавное, что находящиеся в улье пчелы никак не могли им помешать. Они охраняли вход, но понятия не имели, что делать, если оса уже проникла в улей.

Вообще, осы довольно-таки красивые твари. Но если ты за пчел, значит, должен быть против ос.

Вообще, осы довольно-таки красивые твари. Но если ты за пчел, значит, должен быть против ос.

Итак, — сказала она скорее себе самой. — Она не хочет, чтобы я там оказалась. Что ж, посмотрим, посмотрим…
Оказалась где? — спросил Чудакулли.
Понятия не имею, — пожала плечами матушка. — Знаю только, что, если она так не хочет куда-то меня пускать, именно туда я и направлюсь.

Главное тут — всегда знать, где ты находишься.
Неужели? Что ж, я знаю, где нахожусь.
Нет, не знаешь, ты просто случайно присутствуешь здесь. А это не одно и то же.

/* Эльфы обижают Шона. Злые!

Кольчуга не слишком защищает от стрелы, особенно если она нацелена вам между глаз.

Кольчуга не слишком защищает от стрелы, особенно если она нацелена вам между глаз.

Любимое развлечение эльфов — они не прекращают погони, пока ты не упадёшь, пока твоя кровь не застынет от ужаса. С другой стороны, если гномы вдруг возжелают твоей смерти, они просто при первом же удобном случае разрубят тебя на части топором. А всё потому, что гномы гораздо добрее эльфов.

/* Оставь меня, старушка, я в печали...

Он обратил взгляд глубоко посаженных глаз на нянюшку Ягг.
Что, неужто настала наконец година проклятая?
Нет, еще нет.
Тогда доколе вы, смерды, трезвонить будете да добрых молодцев будить? И двухсот годков не минуло, глаза едва-едва сомкнул, так нет, какому-нибудь псу смердящему обязательно в колокол позвонить надо. Уйди, старуха, не мешай спать.

/* Здоровый гномий взгляд на древние легенды

Один волшебник давным-давно заколдовал их. А проснуться они должны для решающей битвы, когда волк съест солнце.
Эти волшебники, они совсем чокнутые. Одни боги знают, что они там курят, — покачал головой Казанунда.

Вы никогда не будете править миром, — сказала нянюшка. — Слишком много музыки. И слишком много железа.
Железо ржавеет.
Но не в головах.

Настанет день, и он вернется, — тихо произнесла нянюшка. — Когда заржавеет даже железо в головах.

Что с остальными?
Ты хоть немножко понимаешь, что происходит?
Могу рискнуть высказать предположение.
Думминг покачал головой:
Все гораздо хуже.

Первой заговорила нянюшка Ягг. Ведьмы умеют мириться с тем, что есть, вместо того чтобы настаивать на том, как должно быть.

Иногда можно многое узнать об океане, если повнимательнее присмотреться к камушкам.

В любом случае, даже если матушка не попала в лучший мир, она сделает все, чтобы его исправить.

Странно, — задумчиво промолвила она. — Маграт осталась прежней, даже после того как полностью изменилась.

/* Матушка предлагает Джейсону подковать единорога...

Платой за то, что ты можешь подковать все, что бы к тебе ни привели… является обязанность подковывать все, что бы к тебе ни привели. Плата за то, чтобы быть лучшим, — это обязанность быть лучшим. И ты согласился на нее так же, как и я.

Подковать единорога… — промолвила нянюшка, покачав головой. — Только ты могла до такого додуматься, Эсме.
Я всю жизнь этим занималась, — сказала матушка.

Конец

Плата за то, чтобы быть лучшим, — это обязанность быть лучшим.

И ведь что интересно...

Зачем матушка Ветровоск держала пчел?

Вовсе не ради воска для свечей, или меда. Она держала пчел в качестве собеседников.

Ваш библиотекарь-орангутан не хочет ехать к черту на куличики в Ланкр?

Есть отличный способ его уговорить. Намекните, что в Ланкрском замке собрана неплохая библиотека. Ну какая библиотека? Куча старых книг. У них даже каталога никогда не было. Тысячи их. Там даже эти, инкунабли попадаются.

После этих слов выходите за дверь и считаете до трех - и все, можно покупать билеты. Против кучи старых книг, которые не отсортированы и лежат одиноко брошенные на произвол судьбы, никакой истинный библиотекарь не устоит.

Виды грабежей и суровая правда жизни

Грабежи бывают разные. Грабеж среди бела дня - это одно. Это когда кто-то выходит на дорогу, нацеливает на нас арбалет, а потом его друзья прыгают в деревьев и скал и отнимают у вас все деньги и пожитки. Еще есть грабеж среди темной ночи, который похож на грабеж среди бела дня, только они еще пожигают карету, чтобы лучше видеть, что брать. А есть еще грабеж среди серых сумерек... Ну, вы поняли идею.

Ограбление входит в цену проезда. Сорок долларов. Ставка окончательная.

Увы, иногда жизнь преподносит нам неприятные сюрпризы. Бедные грабители не рассчитали, что им попадутся волшебники. Да еще и на отдыхе. Которые могут применить самые неожиданные заклинания. Просто для удовольствия.

Вот так бывает в жизни - идешь на ограбление, и возвращаешься беднее, чем был. Суровая правда жизни...

Ведьмы умеют мириться с тем, что есть, вместо того чтобы настаивать на том, как должно быть.

Чему как бы учат нас цитаты из книги "Дамы и Господа"?

Что бегать быстро - не всегда хорошо. Иногда лучше бежать помедленнее. А иногда лучше и вообще притормозить - особенно когда вас зазывают за камушки подозрительно голодным голосом. Эльфы, знаете ли, не спят...

Пример девушек из Ланкра, которые не собирались делать ничего плохого, а в итоге вызвали нехорошее иномирное Зло - учит нас: вовсе не обязательно собираться делать плохое. Не собирались. А получилось вот что. Странные лужайки порой таят в себе неожиданное. И иногда это неожиданное может вам сильно не понравится.

Читайте хорошие книги - и будет вам счастье.
И помните: Двух королев быть не может.

Комментарии (2)


Добавлено на сайт: 05.05.2017