Цитаты из фильмов, мультфильмов, хороших книг. Самое лучшее - на все случаи жизни.

Терри Пратчетт. "Патриот" - цитаты

Цитаты из книги Т. Пратчетта "Патриот"

Капитан, кто из нас двоих моряк? У вас же должны быть какие-нибудь тормоза.

Животные вообще любили Шнобби. От него пахло как от своего.

Свет в конце тоннеля оказался пламенем пожара.

Терри Пратчетт - 'Патриот' - цитаты

Краткое содержание - "Патриот"

Двадцатая первая книга "Плоского мира", четвертая книга подцикла о Страже.

Между Анк-Морпорком и Клатчем всплыл небольшой островок. Бывает. Геологически почти ничего не изменилось. Но это только геологически. Потому что когда на нашу исконную землю претендуют подлые иностранцы - ни один патриот в стороне не останется! Ни пяди врагу не отдадим!..

Зачем стоит перечитать цитаты из книги "Патриот"?

— чтобы узнать, как правильно творить историю;
― и лучший способ глубже осесть в народной памяти;
― и один из малоизвестных талантов вервольфов.

А потом перечитайте саму книгу, чтобы выяснить, за что генерал Тактикус предлагал брать историю. И нет, не за горло. И даже не за то что вы подумали.

А теперь - цитаты

Неожиданное появление клочка суши

Любопытный кальмар чрезвычайно любопытен. К сожалению, способность связывать события и делать выводы развита у него не настолько.

Чьих кальмаров он ворует? — удивился Лес.
Наших, сынок, наших!
Они что, стали нашими еще до того, как мы их поймали?
Рассуждать будешь потом, а сейчас греби!

Это и в самом деле оказалась курица. Железная. Обросшая водорослями и облепленная ракушками, капая водой, она продолжала свое величественное вознесение к звездам.

Да что же это такое, па?! Что это?
Флюгер, чтоб ему пусто было!

На краткое мгновение взгляды Акхана и Леса встретились. Несмотря на мимолетность мига, юноши успели обменяться друг с другом весьма приличным объемом информации, начиная с галактического размера неловкости за то, что ты не сирота, ну и далее по списку.

Патриотический подъем

Но такова была традиция: народ должен выражать свое мнение. Чем громе и публичнее, тем лучше. Считалось, что патриций смотрит на этот обычай с одобрением. Так оно и было. А еще он смотрел на него с вниманием. Глазами специально отряженных людей, которые подробно все записывали.

«Это не то же, что шпионить, — уговаривал себя командор Ваймс. — Шпионишь — это когда подсматриваешь из-за угла и украдкой заглядываешь в окна. А когда приходится подальше отходить, чтобы не оглохнуть от шума, — какое ж это шпионство?»

И что наши сограждане там забыли? — осведомился господин Боггис, глава Гильдии Воров.
Гонимые духом истинных первооткрывателей, они прибыли туда в поисках богатств и… еще больших богатств, которые сулят всякие новые земли, — объяснил лорд Витинари.
А клатчцы что там потеряли? — поинтересовался лорд Низз.
О, эти беспринципные оппортунисты всегда готовы загрести то, что плохо лежит, — пояснил лорд Витинари.

В общем и целом мы считаем, — Кривс слегка повернулся на стуле так, чтобы не смотреть на Ваймса, — новая земля принадлежит нам согласно Закону о неотчуждительности собственности, Постановлению об экстратерриториальности и, самое главное, в соответствии с юридическим понятием «цапус первус». Насколько мне известно, нога именно нашего рыбака первой ступила на эту землю.

Дело в нашей славной истории. С теми, кого нам не удалось оккупировать, мы вели многолетние войны, — пожал плечами лорд Витинари. — А чем больше народу ты вырежешь, тем глубже осядешь в людской памяти. Странное дело, не правда ли?

И как-то вдруг оказалось, что никто больше не хочет ничего искать — из опасения найти.

И как-то вдруг оказалось, что никто больше не хочет ничего искать — из опасения найти.

О, лорд Вентурия говорит, максимум к страшдеству все закончится.
В самом деле? Кто бы мог подумать. А я и не знал, что все уже началось.

«Не удивительно, что этот парень — дипломат. Ему ни на грош нельзя доверять, мысли у него выписывают такие кренделя, и невзирая на это, он вам все равно чертовски нравится…» — подумал Ваймс.

Все готовятся к маленькой победоносной войне

Да-а, должно быть, правда то, что говорят о людях, которые любят большое оружие…

Согласно традиции, веками взращиваемой военными стратегами определенного типа, главный показатель успешности военных действий — гигантские потери. Ну а если их несет противная сторона, это уже полный триумф.

А теперь все стало так ТРУДНО, а люди ее класса не привыкли к трудностям, во всяком случае к таким, которые нельзя уладить, как следует наорав на слугу.

Шнобби, ты ВСЕГДА воевал только на стороне победителя, а все потому, что, вынюхав, чья возьмет, в нужный момент облачался в мундир с плеча какого-нибудь подстреленного бедолаги. Я слыхал, генералы специально приставляли к тебе шпиков — по твоему мундиру можно было сразу определить, как развивается бой.
Ну и что? Война — такое дело. За время своей службы ты можешь поменять много полков.
Это правда. Но не за одно сражение.

Шнобби, ты, я вижу, нарываешься на неприятности. Ты ведь ЗНАЕШЬ, что мы лучше клатчцев. И я не понимаю, к чему ты ведешь. Сейчас, когда назревает война с ними, ты за свою предательскую болтовню можешь угодить в тюрьму.

- Ты, Ваймс, НЕ БЛАГОРОДНЫХ КРОВЕЙ, — отозвался Ржав. - Я знал, я ЧУВСТВОВАЛ: что-то хорошее во мне все-таки есть.

Ваймс почему-то против. Непатриотичный наш...

Ты, Ваймс, НЕ БЛАГОРОДНЫХ КРОВЕЙ, — отозвался Ржав.
Я знал, я ЧУВСТВОВАЛ: что-то хорошее во мне все-таки есть.

Неоспоримый факт: порой самые дурные вещи случаются из-за самых обычных людей — из-за тех людей, что вычесывают собак и рассказывают детишкам на ночь сказки. В один прекрасный момент эти обычные люди вдруг выходят на улицу и делают ужасные вещи с другими обычными людьми.

Библиотекарь подбирал каждому человеку свою книгу. Профессиональный навык, вроде как у гробовщика: тот тоже с первого взгляда определяет рост клиента.

Он великий гений!
А по-моему, он просто чокнутый.
Ну да, говорят, от гения до безумства один шаг…
Тогда он этот шаг сделал.

/* Очередной бесценный совет генерала Тактикуса

«Всегда полезненно смериться силою с врагом, готовым пасть за страну свою, — прочел он. — Значится, вы и он преследуете одну и ту же цель».

Лорд Витинари предельно убедителен

Пустившись в плавание в этом сооружении, вы совершите доблестное деяние, которое, вполне возможно, будет щедро вознаграждено. А еще, рискну предположить, самоубийственной будет скорее попытка НЕ отправиться в данное плавание. Но спасибо за честно высказанное мнение.

Никто никогда не видел, чтобы он прибегал к помощи какого-либо оружия, и во вспышке нехарактерного озарения сержант Колон вдруг осознал, что сей факт может толковаться двояко.

Поговаривали, будто бы патриций получил образование в Гильдии Убийц, но на каком оружии он специализировался, никто не помнил. Помнили только, что он изучал языки. И почему-то от этого становилось только страшнее.

И все же при виде человека, который не только правильно думает, но и правильно поступает, бросает в дрожь. Это так же нервирует, как встреча с нищим священнослужителем.

История усыпана костями хороших людей, которые следовали плохим приказам в надежде, что удар как-то удастся смягчить. Разумеется, эти люди и сами могли поступить неправильно, принять неверное решение — но зачастую начиналось все именно с плохого приказа.

Капитан, кто из нас двоих моряк? У вас же должны быть какие-нибудь тормоза.

Ангва, Ваймс, сержант Колон - все куда-то влывут...

Умение мгновенно соорудить из подручных материалов импровизированное одеяние является одним из малоизвестных талантов, свойственных вервольфам.

Капитан, кто из нас двоих моряк? У вас же должны быть какие-нибудь тормоза.

Отец всегда говорил мне: сынок, не ешь то, что может подмигнуть тебе в ответ.

И тут сержант Колон открыл для себя еще одну сторону храбрости. Храбрость, наверное, — это своего рода усовершенствованная трусость; это когда знаешь, что каждый шаг вперед чреват ГИБЕЛЬЮ, но вместе с тем осознаешь, что это всего лишь увеселительная прогулка по сравнению с ГАРАНТИРОВАННЫМ кошмаром при жизни, ожидающим тебя, если ты отступишь.

Животные вообще любили Шнобби. От него пахло как от своего.

Шнобби, вырвав у Колона чашку с вином, залпом опрокинул ее.
Ну что за жизнь, — простонал он. — Я женщина не больше десяти минут, а вас, сволочных мужиков, уже ненавижу!

Капитан, кто из нас двоих моряк? У вас же должны быть какие-нибудь тормоза.

Развязка все ближе. Патриций что-то задумал...

О государь, прежде чем с презрением отбросить эти ничтожные домыслы, я должен узнать, в чем они заключаются.

Вижу, бесполезно пытаться обмануть людей, столь поднаторевших в наблюдении за карнавалом этой жизни, — кивнул лорд Витинари. — Вы абсолютно правы: у меня действительно есть план действий.

Лешп снова опустился в пучину. Война отменяется...

Лучше быть расой мыслителей, чем расой воинов. Это и дешевле.

/* Сержант Колон и капрал Шноббс станут первыми гаишниками Анк-Морпорка. Достойный выбор

«Возможность перейти на "самофинансирование" — и при этом никакого риска для собственной шкуры? — подумал Ваймс. — Они решат, что умерли и попали в рай».
Это им что-то вроде вознаграждения, да, сэр?
Скажем так, Ваймс, квадратной пробке нужно искать квадратное горлышко. В данном случае мы имеем и то и другое.

/* Старине Камнелицу - памятник. Ваймсу - герб и звание герцога. И венец с шишечками

Можете взять этот венец вместе со специальными шишечками и засунуть его…
...Который, полагаю, ты будешь надевать по особо торжественным случаям, навроде открытия некоего памятника, долгое время позорившего город своим отсутствием.

Ручаюсь, во время следующего чаепития с подругами, в число которых, кажется, входят герцогиня Щеботанская и леди Силачия, она будет совершенно безразлична к своему новому положению и не проявит ни малейшего признака самодовольства.

Так уж устроена жизнь. Иной раз что-то случается, другой раз — нет. Любопытные кальмары исходили из предположения, что все в жизни рано или поздно утрясется.

Интересно, можно ли вылететь из пэров? Надо бы уточнить. Хотя, судя по поступкам знаменитых лордов прошлого, для этого нужно совершить нечто действительно ужасное.

Оказывается, творить историю легко. История — это то, что написано в книжках. Все очень просто.

Свет в конце тоннеля оказался пламенем пожара.

Конец

Лучше быть расой мыслителей, чем расой воинов. Это и дешевле.

И ведь что интересно...

Как вредно быть честным - объяснение Патриция

— Ты догадываешься, почему я отослал капитана Моркоу?
— Не совсем, сэр.
— Капитан Моркоу честный юноша, Ваймс.
— Так точно, сэр.
— Известно ли тебе, что каждый раз, когда ты произносишь очевидную ложь, он болезненно морщится?
— В самом деле, сэр?
«Вот черт».
— Просто слезы наворачиваются, когда видишь, как его честное лицо сводит судорогами.
— Вы очень сострадательны, сэр.

Все против книг. И у каждого есть уважительная причина

В вопросах книгопечатания волшебники Анк-Морпорка придерживались очень твердой позиции. Волшебство и типографии несовместимы, заявляли они. Предположим, кто-нибудь напечатает книгу о магии, а потом из тех же букв наберет, скажем, поваренную книгу. Что тогда? Металл ведь обладает памятью. Заклинания не просто набор слов. Они существуют в нескольких измерениях. Можно себе представить, каким боком выйдут вам эти суфле. А если кому-нибудь придет в голову размножить волшебную книгу в ТЫСЯЧАХ экземпляров? Ее ведь прочтет множество неподготовленных людей.

Гильдия Граверов тоже выступала против типографий. Есть что-то чистое, утверждали они, в выгравированной странице текста. Вот она, целая и незапятнанная. Члены Гильдии отлично выполняют свою работу и за весьма скромное вознаграждение. Из одного уважения к печатному слову нельзя допускать, чтобы всякие неискушенные в секретах ремесла людишки сваливали литеры в кучу. Такие вещи до добра не доводят.

Единственная имевшая место в Анк-Морпорке попытка установить коммерческий печатный станок завершилась загадочным пожаром и самоубийством незадачливого издателя. Факт самоубийства подтверждался оставленной запиской. То, что записку выгравировали на булавочной головке, представлялось несущественной деталью.

Патриций же был против книгопечатников на том основании, что излишняя осведомленность ни к чему в принципе, поскольку вносит смуту в умы.

В общем, люди полагались на устную речь, что экономило массу усилий, да и зрение не страдало.

Что такое герой по мнению Фреда Колона

Колон всегда считал, что герой — это нечто вроде заводного механизма, который идет и со славой погибает за бога, страну и яблочный пирог — или какое там кушанье готовит в своей деревне его старушка-мать? И сержанту никогда не приходило в голову, что герои могут идти на верную погибель только потому, что в противном случае на них могут наорать. Он склонился к люку.

— Эй, Шнобби, вылазь, — позвал он. — И помни: мы идем на это ради богов, Анк-Морпорка и… — Колону показалось, что упоминание о еде будет весьма уместно. — И ради знаменитого голяшечного сэндвича моей матушки!

Чему как бы учат нас цитаты из книги "Патриот"?

Эх, не видела эта зелень д'рыгскую курицу, когда та идет на таран прямо тебе в лоб.

Золотое правило: где бы ты ни был, всегда будь чуть-чуть иностранцем, ведь чужеземцев везде считают глуповатыми.

Что такое справедливость на демократической основе по мнению Детрита? Один человек - один камень.

Великий гений – страшная сила. И эту силу иногда нужно как-то – присматривать за ней. Когда этот гений чрезмерно велик.

Читайте хорошие книги - и будет вам счастье.
И помните: Звездочка на косе еще не делает тебя миленьким страшдественским ангелочком.

Комментарии (2)


Добавлено на сайт: 20.01.2018