Спокойствие, только спокойствие! 20 лучших цитат Карлсона - ПРОЧИТАТЬ!

Терри Пратчетт. "Вор времени" - цитаты

Цитаты из книги Т. Пратчетта "Вор времени"

Хаос — это порядок в маске...

Когда смотришь в бездну, не жди, что она приветливо помашет тебе в ответ.

Для этого и существуют правила. Чтобы ты хорошенько подумал, прежде чем их нарушить.

'Вор времени' - цитаты

Краткое содержание - "Вор времени"

Двадцатая шестая книга "Плоского мира", пятая книга из цикла о Смерти.

Аудиторы снова решили устроить Плоскому миру Аброкалипсис. Остановить само время - чтобы в итоге все остановилось и замерло в неподвижности. Даже электроны перестанут двигаться.

Смерть и его внучка Сьюзен должны этому помешать. А старый монах времени Лю-Цзе им поможет. С помощью тайного супероружия. В виде обычной палки от метлы.

Зачем стоит перечитать цитаты из книги "Вор времени"?

- чтобы узнать, чем появление человечества порадовало аудиторов;
- и что делать с прячущимися в шкафах чудовищами;
- и конечно же, что такое Правило Номер Один.

А потом перечитайте саму книгу, чтобы выяснить, что такое нормальные семейные отношения, и почему Смерть разрешил Смерти Крыс вести отдельное существование. И что такое Второе Правило, конечно.

А теперь - цитаты

Аудиторы решили немного прибраться

То есть разумная жизнь являлась аномалией. Она вносила беспорядок. А Аудиторы ненавидели беспорядок. Периодически они пытались чуток прибраться.

Человечество воплощало в себе вещи, у которых не было и не могло быть положения во времени и пространстве, такие как воображение, жалость, надежда, история и вера. Если лишить человека всех этих качеств, останется только падающая с деревьев обезьяна.

То есть разумная жизнь являлась аномалией. Она вносила беспорядок.

/* О порядках наследования у ведьм

Прошу прощения, - встрял ворон. - Как безгосподинная госпожа Ягг осталась той же Ягг, но с господином? Попахивает какими-то сельскими условностями, если вы меня понимаете.
НАСЛЕДОВАНИЕ У ВЕДЬМ ПРОИСХОДИТ ПО ЖЕНСКОЙ ЛИНИИ, - пояснил Смерть. - ОНИ СЧИТАЮТ, ЧТО КУДА ПРОЩЕ МЕНЯТЬ МУЖЧИН, ЧЕМ ФАМИЛИЮ.

Одно воспоминание - потемневшее и потрескавшееся по кромкам - зависло над письменным столом. Пять фигур - четыре верхом на лошадях, пятая в колеснице - вылетали из грозовых облаков. Лошади шли бешеным галопом. Огонь, дым и всеобщая суматоха прилагались.
ДА, БЫЛИ ЖЕ ДЕНЬКИ, - сказал Смерть. - ПРЕЖДЕ ЧЕМ ВОШЛА В МОДУ САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ КАРЬЕРА.

Это семейное. Некоторые гены передаются через душу

К госпоже Сьюзен было очень трудно относиться неодобрительно, потому что в таком случае она удостаивала вас Взглядом. Он не был угрожающим, напротив, был холодным и спокойным. Просто вам очень не хотелось почувствовать его на себе еще раз.

Госпожа Сьюзен умела безошибочно определять как проявления лени, так и приметы подлинного старания. И вопреки указаниям директрисы, госпожа Сьюзен никогда не позволяла детям делать то, что им нравится. Она, наоборот, позволяла им делать то, что нравится ей. И на поверку это было куда интереснее для всех.

Директриса и к звездам отнеслась с неодобрением. Сказала, что они поощряют Дух Соперничества. А госпожа Сьюзен ответила, что в этом весь смысл, и директриса тут же поспешила удалиться, чтобы не удостоиться Взгляда.

Очень скоро у Винсента Вездесущего будет собственная галактика. Причем, надо отдать ему должное, Винсента совсем не интересовало, какой именно звездой его награждали. Главное было количество. Сама госпожа Сьюзен про себя называла его Мальчиком, Которого Однажды Убьет Собственная Жена.

Она бросила скомканную записку в корзину для бумаг. Госпожа Сьюзен никогда не промахивалась. Правда, иногда корзина двигалась по полу, чтобы обеспечить это.

Монастыри бывают разные. И все-таки в чем-то они похожи

/* как много дорог открывает перед нами жизнь

Здесь живут Слушающие Монахи, которые пытаются расслышать во всемирном гвалте голосов призрачное эхо звуков, некогда приведших эту вселенную в движение.
Здесь также живут Крутые Братья - весьма замкнутая и скрытная секта, приверженцы которой верят, что только через абсолютную крутизну можно осмыслить вселенную, черный цвет идет ко всему, а хром никогда не выйдет из моды.

Талант? Да он просто ворюга! И кстати, был учеником в Гильдии Воров!
Ну и что? Дети иногда приворовывают. Но сразу перестают, как только их выпороть. Основы образования, знаешь ли, - пожал плечами Ринпо.

/* Бюрократы - везде одинаковы, даже в Монастыре времени

Они не были дурными людьми. И трудились на благо долины уже многие сотни лет. Но с течением времени всегда существует опасность обрести привычку к весьма своеобразному мышлению. Ну, допустим: несмотря на то что все важные предприятия нуждаются в тщательной организации, организовывать следует прежде всего организацию, а не предприятие. А еще: порядок - превыше всего.

Джереми и Игорь - наконец-то они нашли друг друга

Поэтому моя тетя Игорина фоздавайт наше кляйне, но элитарен агентфтво!
Она как бы… приторговывает Игорями? - уточнил Джереми.

/* Лучшая визитка Плоского Мира

Мы - Игори
«Рука В Помощь, И Кое-Што Исчо»
Старый Дурдом Бад-Гутталлинн
к-почта: Йамойгеррмафтер Убервальд

Мы - Игори. «Рука В Помощь, И Кое-Што Исчо». Старый Дурдом Бад-Гутталлинн. к-почта: Йамойгеррмафтер Убервальд

Дурдом… - неуверенно произнес он. - Это что-то типа муниципалитета, да?
Йа, фэр, его еще и так называйт, - мгновенно подтвердил Игорь.

У меня даже есть специальная бумага! В которой написано, что я абсолютно здоров.
Очень мудро, фэр.

Ну да, все логично. Если привычка вставлять винты себе в ноздри считается сумасшествием, то привычка хранить их в аккуратных ячейках, каждый под своим номерком, - это признак вменяемости, поскольку является полной противоположностью…

Лю-Цзе и его новый ученик

Почти все называют меня Лю-Цзе, юноша. Или метельщиком. Некоторые, пока не узнают поближе, кличут «Эй, Прочь С Дороги», - сообщил Лю-Цзе, тщательно вытирая инструменты. - Светилом, конечно, тоже называли, но, как правило, на другую букву.

Послушник наблюдал за ним. На лице его застыл благоговейный страх с легкой примесью остаточного недоверия. О таких людях, как Лю-Цзе, слышали все. О нем нельзя было не слышать. Этот человек совершил… практически все, если, конечно, верить слухам. Но он был совсем не похож на такого человека. Он был маленьким, лысым, с чахлой бородкой и добродушной улыбкой.

Но, судя по тому, что говорят о тебе люди, ты чуть ли не выше самого настоятеля!
Ну и ну, конечно же нет, - покачал головой Лю-Цзе. - Во мне нет ничего святого. К примеру, вселенскую гармонию мне так и не удалось познать.

Разве не начертано: «О, твой ум настолько востер, что однажды ты можешь порезаться о него»?
Я пока еще не добрался до этого места в священныx текстах, - неуверенно произнес Лобсанг.
И не доберешься, - заверил Лю-Цзе.

Лю-Цзе, который не был святым и которому в голову могли лезть самые нечестивые мысли, иногда гадал про себя: а есть ли в монашьих песнопениях какой-то смысл или они просто повторяют бесконечное «аахааахаха»? Различить нечто большее мешало вечное эхо.

Пока Джереми строит часы, Лобсанг знакомится с Правилом Номер Один

Вещи либо существуют, либо нет, - нахмурился Джереми. - В этом я совершенно уверен. Я специальное лекарство принимаю.

/* правило номер один!

Итак, додзё! Каково же Правило Номер Один?
Так и не поднявшийся с колен монах тоже присоединился к дружному хору голосов:
При встрече с лысыми морщинистыми улыбчивыми старичками веди себя крайне осторожно!

/* немного о важных законах педагогики

Метельщик, мне правда нужно вернуться на кухню, я ведь дежурю… - неуверенно произнес он.
О да, Дежурство по кухне, - улыбнулся Лю-Цзе. - Чтобы развить привычку к повиновению и тяжелому труду, верно?
Да, метельщик.
И она развивается?
О да.
Правда?
Нет.

Но разве не написано в священном писании: «Есть многое, по-моему, на свете, о чем мы не имеем представленья»? - спросил Лю-Цзе.
До этого изречения… я тоже еще не добрался, о метельщик, - ответил Лобсанг.
Он почувствовал, что воздух стал прохладнее, значит, они уже совсем рядом с тоннелем в скале на другой стороне зала.
И не доберешься. Если будешь изучать тексты, что хранятся здесь, - хмыкнул Лю-Цзе. - Кстати, глаза можешь открыть.

Послушника Лю-Цзе оставил в приемной. Возможно, те, кто питал к нему неприязнь, весьма удивились бы, увидев, как он поправляет одежду, прежде чем показаться на глаза настоятелю, но Лю-Цзе всегда относился к людям уважительно, пусть даже правила не уважал никогда.

Уважение метельщика к людям, как правило, было обратно пропорционально занимаемому ими положению. И наоборот.

Когда смотришь в бездну, не жди, что она приветливо помашет тебе в ответ.

Основы педагогики от госпожи Сьюзен

Когда смотришь в бездну, не жди, что она приветливо помашет тебе в ответ.

Это достаточно грубо с твоей стороны, Сьюзен…
Скорее наоборот, мадам, слишком вежливо. Грубым с моей стороны было бы утверждение о том, что существует круг преисподней, специально зарезервированный для таких учителей, как госпожа Смит.

Он определенно был мальчиком с особыми потребностями. И по единогласному мнению учительского совета, этим потребностям не помешал бы первым делом экзорцизм.

Если бы дети были оружием, Джейсона запретили бы международной конвенцией.

Но госпожа Робертсон сообщила мне, что ее Эмма постоянно бродит по дому в поисках прячущихся в шкафах чудовищ! А раньше она ужасно их боялась!
Бродит с палкой? - уточнила Сьюзен.
С отцовским мечом!
Молодчина.

А теперь - полезные советы от Лю-Цзе

Лю-Цзе, опершись на метлу, слушал разговор старших монахов. Искусству слушать он учился в течение долгих лет, давно поняв, что, если слушать внимательно и достаточно долго, люди скажут больше, чем знают сами.

А разве не написано: «Увы, у меня всего одна пара рук»? - загадочно молвил Лю-Цзе.
Ринпо посмотрел на наставника послушников.
Не знаю, - пожал плечами тот. - Лично я ни разу не встречал изречений, которые ты постоянно цитируешь.

Это может быть только здесь и сейчас, ибо сказано: «Если уж пришло, открывай ворота настежь».

Конец света близок - потому что у кого-то обязательно зачешутся руки

Ну конечно, такой глупец обязательно найдется. Некоторые люди готовы сотворить что угодно, лишь бы выяснить, возможно это или нет. Если где-нибудь в глубокой пещере установить большой рычаг с огромной такой надписью «Конец Света/ Включить. ПРОСЬБА НЕ ТРОГАТЬ!», то даже краска не успеет высохнуть.

Сьюзен не стала тратить силы на всякие восклицания в духе «Но ведь это невозможно!» и так далее. Подобную чушь способен произнести только тот, кто искренне убежден, что живет в реальном мире.

Неужели люди не заметят… - Сьюзен запнулась на мгновение, - что на воинах другие доспехи, что дома не те и вокруг бушует война, закончившаяся много веков назад?
СЬЮЗЕН, ПОВЕРЬ МОЕМУ ОПЫТУ: ОЧЕНЬ МНОГИЕ ЛЮДИ ЖИЛИ, ЖИВУТ И БУДУТ ЖИТЬ ТЕМИ САМЫМИ ВОЙНАМИ, КОТОРЫЕ ДАВНЫМ-ДАВНО ЗАКОНЧИЛИСЬ.

Аудиторы всем своим несуществующим сердцем ненавидели беспорядок, учиненный возникновением жизни, но Правила не позволяли им вмешиваться. Поэтому появление человечества стало для них великим благом. Наконец-то появился вид, представителя которого можно уговорить пальнуть из обоих стволов себе в ногу.

Однако молодой мастер Джереми начинал беспокоить его. Он никогда не смеялся, а Игорю нравился старый добрый маниакальный смех. Такому смеху можно доверять.

Сьюзен могла вывести из себя даже ледник. Ей достаточно было сидеть тихо с учтивым и внимательным видом.

Однако молодой мастер Джереми начинал беспокоить его. Он никогда не смеялся, а Игорю нравился старый добрый маниакальный смех. Такому смеху можно доверять.

Почти все, чем тебя учили - ложь

Ты видел людей, что иногда приходят сюда?
Да, - ответил Лобсанг. - Все смеются над ними.
Правда? - Лю-Цзе удивленно поднял бровь. - Пусть даже они прошли тысячи и тысячи миль в поисках истины?
Но разве Когд не говорил, что если истина существует где-либо, значит, она существует везде? - пожал плечами Лобсанг.

Мудрец не ищет просветления, он ждет, когда оно само снизойдет на него.

И никаких боевых искусств? - спросил Лобсанг.
Это всегда самое последнее средство. История нуждается в пастухах, а не мясниках.

/* Ле Цзю - может. А нам еще практиковаться и практиковаться...

Послушай меня, мой мальчик, насилие - удел насильников. Почти из всех безвыходных положений можно выйти при помощи самой обычной палки от метлы.

Но я не могу убить человека только потому, что меня об этом попросили!
Почему же? Куда подевались твои хорошие манеры?

Мне говорили, что единственная защита - это нападение.

Знаешь, почти все, чему тебя учили, ложь. Иначе и быть не могло. Есть такая правда, которую сразу и не осознаешь. Ее надо подавать порциями.

/* Куда ведут все дороги

Я думал, все дороги ведут из Анк-Морпорка.
Только не та, по которой пойдем мы.

У меня есть вопрос. Ты можешь дать на него прямой ответ?
Попробую, конечно.
Что, черт возьми, происходит?
Лю-Цзе смахнул снег с камня.
О, - сказал он. - Сразу к самому сложному.

Абсолютные часы все ближе

Иди и стой наготове у двери, - велел Джереми. - Способность летать по воздуху еще не делает человека плохим.
Игорь пожал плечами. Лично он считал, что такая способность заведомо делает тебя не человеком.

Укрощение молний было передаваемым по наследству семейным увлечением. Если у тебя есть песок и химические вещества и если ты посвящен в некоторые тайны, ты заставишь молнию стоять перед тобой на задних лапках.

Несмотря на фирменную хромоту, Игори могли передвигаться весьма быстро, если в этом возникала необходимость. А такая необходимость возникала часто, когда толпа брала штурмом мельницу.

Битва! За все живое против всего смертельно упорядоченного

Сьюзен села в седло. Сколько уже раз она жалела о том, что не родилась обычным, совершенно нормальным человеком. Она бы с радостью отдала все свои сверхъестественные способности…
…Отдала бы все, но только не Бинки.

Смерть отыскал Чуму в одном из хосписов Лламедоса. Чуме нравились больницы. Там ему было где развернуться.

Это и это должно следовать за тем. В этом заключалась наша сила. Интересно, а не заключается ли в этом же наша слабость?»

Ничто, абсолютно ничто не способно обладать лишь одним измерением. В этом вся проблема. Люди могут представить себе существо, которого назовут Голодом, однако если они наделят его руками и ногами, значит, у него появится и разум.

Но что-то бежало вдоль сточной канавы. Существо очень походило на крысу в черном балахоне, вдруг поднявшуюся на задние лапки. Оно посмотрело на Лобсанга, и юноша увидел, что у существа был скорее череп, а не голова. Причем достаточно веселый для черепа.

Согласно протоколу, - перебил голос, - вопросы задает тот, кто держит тебя за горло.

Э… Госпожа Сьюзен, а чем ты занимаешься? Ну, в жизни?
Я? Работаю… учительницей.
Сьюзен заметила, каким взглядом он смотрит на гаечный ключ в ее руке, и пожала плечами.
На переменках дети иногда ведут себя очень плохо, да? - спросил Лобсанг.

Лю-Цзе давно понял, что у всего есть причина - за исключением, пожалуй, футбола.

Умение вертеть людским самолюбием - это тоже боевое искусство, и Лю-Цзе стал в нем настоящим мастером.

Умение вертеть людским самолюбием - это тоже боевое искусство, и Лю-Цзе стал в нем настоящим мастером.

И почему я должна тебе доверять?
Потому что больше некому.
Но ты одна из них, - сказала Сьюзен. - Я узнала тебя, несмотря на этот дурацкий наряд.
Я была одной из них, - ответила леди ле Гион. - Теперь я скорее одна из меня.

И это было ложью. Но он еще не был готов к правде. Он и ко лжи-то не был готов, судя по выражению лица.

Сьюзен всегда отличалась благоразумием. И она сама признавала, что это ее главный недостаток.

Коан 97: «Наступай на других так, как хотел бы, чтобы они наступали на тебя».

Лю-Цзе попробовал еще раз. Коан 124: «Ты поразишься, сколько всего можно увидеть, если открыть глаза».

Если вы спрашиваете о цене на конфеты «В&Б», значит, вы не можете их себе позволить.

Он не какой-то, он - настоятель, - возразил Лю-Цзе. - Причем очень башковитый. Его мысли настолько грандиозны, что ему требуется вторая жизнь, чтобы их додумать!

Лю-Цзе отошел на несколько шагов. Долгие века он оттачивал способность выходить практически из любой ситуации путем переговоров и весьма гордился достигнутым мастерством, но всякие переговоры есть продукт двухсторонний, и с другой стороны должна находиться более-менее разумная личность.

Ты что-нибудь умеешь? Лобсанг считает тебя немного мошенником.
Только немного? Я поражен.

Она, вероятно, знала о существовании Правила Номер Один, и ей было совершенно на него наплевать. К таким людям следовало относиться с уважением. Но и допускать, чтобы они все делали по-своему, тоже нельзя.

СОВЕРШЕННО ВЕРНО. МЫ ДОЛЖНЫ ОТПРАВИТЬСЯ В ПУТЬ, - подтвердил Смерть, обнажая меч. - НО НИГДЕ НЕ ГОВОРИТСЯ, ПРОТИВ КОГО.

Правила бывают разными. От простых до сложных, а из сложных правил развивается простота иного порядка. Хаос - это порядок в маске...

Хаос - это порядок в маске...

Всего одну-то и съела! - рявкнула она. - Мне нужен сахар!
А никто и не утверждал, что ты съела больше, - смиренно уверила Едина.
И вовсе мы ничего не считали, - сказал Лю-Цзе.
Если у тебя есть носовой платок, - услужливо предложила Едина, - я могу стереть с твоих губ шоколад, который неумышленно попал на них во время прошлой схватки.

А потом наступил Хеппи-Энд

Но Лобсанг собрал часы! Ну, не он сам, но его часть. Значит, он спасает мир и разрушает его одновременно?
Семейная черта, - ответил Когд. - Именно этим и занимается Время каждое следующее мгновение.

Что ж, попробую сформулировать более конкретные советы… Защищай то, что мало, не бегай с ножницами и помни: всегда есть шанс на неожиданную конфетку. - Когд улыбнулся. - И никогда, никогда не упускай идеальный момент.

Можешь осмыслить все это?
Да, думаю, да.
Отлично. Все только что тобой услышанное - полная чушь. Она не имеет никакого отношения к истинной ситуации. Но это ложь, которую ты, как мне кажется, сможешь понять.

Я хочу сказать, иногда ты смотришь на вселенную и начинаешь думать: «А как же я?», и слышишь, как вселенная отвечает тебе: «А что ты?»

Жизнь подобна коробке с кашей. Сначала рекомендуется прочесть инструкции.

Не переживай так, отрок, - спокойным тоном произнес Лю-Цзе. - Ты просто забыл о Девятнадцатом Правиле. Сдаешься?
О Девятнадцатом Правиле? - переспросил Лобсанг. Он почти оторвался от мата, но страшная боль заставила его снова прижаться к полу. - Что еще за Девятнадцатое Правило? Да! Да! Сдаюсь!
«Никогда не забывай о Правиле Номер Один», - процитировал Лю-Цзе, чуть ослабив хватку. - И всегда спрашивай себя: зачем его вообще придумали, это самое первое правило? 

Мне ничего не нужно. У меня есть спальный коврик, миска и мой Путь.

Но… я ведь умерла! - потрясенно воскликнула тень Едины.
ДА, - сказал Смерть. - А ТЕПЕРЬ СЛЕДУЮЩАЯ ЧАСТЬ…

Но может, правила существуют еще и для того, чтобы ты размышлял о них, прежде чем нарушить?

Конец

Правила существуют еще и для того, чтобы ты размышлял о них, прежде чем нарушить.

И ведь что интересно...

Истории не развиваются. Они сплетаются.

Предположим, короля убедили надеть новое платье, сшитое из ткани настолько тонкой, что для невооруженного глаза этого платья не существует вовсе. А также предположим, что некий мальчик весьма громко и недвусмысленно обратил внимание на сей факт... И вот она, Повесть О Короле, Который Ходил По Улицам Голым.

Но чуть-чуть добавим фактов, и это станет Повестью О Мальчике, Которого Хорошенько и Заслуженно Выдрали За Неуважение К Царствующей Особе.

Или Повестью О Толпе, Которую Мигом Окружили Стражники, Предупредившие: «Ничего Такого Не Было, О'Кей? Или Кто-То Хочет Поспорить?»

Или повестью о том, как целое королевство быстро осознало преимущества «нового платья» и с головой погрузилось в модные, полезные для здоровья игры на свежем воздухе, и число сторонников этих занятий с каждым годом росло, что привело в итоге к экономическому спаду, вызванному крахом легкой промышленности.

А еще можно было бы рассказать Повесть Об Эпидемии Пневмонии Девятого Года.

Все зависит от того, сколько вы знаете.

Основой многих величайших изобретений были сны или грезы.

Взять, к примеру, Гепцибу Герпеса. Идея часов с регулируемым маятником пришла ему в голову, когда он, подрабатывая на общественных началах, управлял виселицей. А Вильфрам Белибертон? Разве он не говорил, что идея Рыбохвостного Регулятора пришла ему после того, как он обожрался лобстерами?

Чему как бы учат нас цитаты из книги "Вор времени"?

Если что-то не имеет смысла в четырех измерениях - не огорчайтесь. Вполне возможно, в восемнадцати измерениях этот смысл очевиден.

Что делать, когда окажешься окажешься в одном водоеме с гиппопотамом? Срочно найти другой водоем. Гиппопотамы только с расстояния выглядят большими и симпатичными. А вблизи они просто большие.

Главное правило подготовки к действиям в чрезвычайных ситуациях - вечно чего-нибудь да упустишь.

Не знаете подходящего случаю древнего изречения? Просто придумайте свое. Лю-Цзе рекомендует.

Читайте хорошие книги - и будет вам счастье.
И помните: Умение вертеть людским самолюбием - это тоже боевое искусство.

Комментарии (5)


Добавлено на сайт: 07.05.2018