Спокойствие, только спокойствие! 20 лучших цитат Карлсона - ПРОЧИТАТЬ!

Терри Пратчетт. "Пехотная баллада" - цитаты

Цитаты из книги Т. Пратчетта "Пехотная баллада"

Миролюбивую Борогравию окружали вероломные, злобные, воинственные враги.

Люди, ищущие истину, гораздо приятнее тех, кто считает, что уже нашел ее.

Если лавина достаточно сильная, катятся даже квадратные камни.

'Пехотная баллада' - цитаты

Краткое содержание - "Пехотная баллада"

Тридцать первая книга "Плоского мира", седьмая книга вне циклов.

Война была всегда... Борогравия была миролюбивой страной, окруженной вероломными, лукавыми и воинственными врагами. Они ведь должны быть вероломными, лукавыми и воинственными, иначе, зачем нам с ними сражаться? Война была всегда.

Зачем стоит перечитать цитаты из книги "Пехотная баллада"?

- Чтобы узнать три вещи, которые хочется сделать всякому солдату во время короткого привала;
- и на что похожа месть;
- и чем вервольфы похожи на вампиров.

А потом перечитайте саму книгу, чтобы узнать самый явный признак того, что повозка принадлежит мужчине; и отчего Герцогиня плакала по ночам.

А теперь - цитаты

Взгляд Герцогини пронизывал насквозь. Ее лицо было в каждом доме. Жители Борогравии росли с мыслью о том, что Герцогиня смотрит на них.

Думай как мальчик. Вот что главное. Громко пускай газы и гордись этим, двигайся как марионетка, у которой наугад обрезали пару ниточек, никого не обнимай, а если встретишь приятеля — отвесь ему тумака. Работая за стойкой, Полли получила много материала для наблюдений.

Война была всегда.

Миролюбивую Борогравию окружали вероломные, злобные, воинственные враги. Ведь если бы они не были вероломными, злобными и воинственными, мы бы с ними не сражались, не так ли? Война была всегда.

Миролюбивую Борогравию окружали вероломные, злобные, воинственные враги.

Как бишь тебя зовут, молодой человек? — переспросил Ваймс. — Прости, но я две недели в дороге, мало спал и весь день знакомился с людьми, у которых очень сложные имена. Это вредно для мозгов.

Я читал твой отчет. Как по-твоему, целая нация может сойти с ума?

Вот люди, которые вроде бы ничем не отличаются от нас с тобой… но если собрать их в кучу, получается один огромный маньяк с государственными границами и национальным гимном.

Это был отличный ход, ваша све… сэр.
Ваймс вздохнул.
Нет, Кларенс, это была глупая старая уловка. Только идиот пропустит в крепость вражеских солдат, переодетых прачками. Да у троих из них были усы!

Полли мыла посуду однажды поздно вечером, когда услышала мужской разговор. Плоха та женщина, которая не умеет подслушивать и одновременно шуметь.

Плоха та женщина, которая не умеет подслушивать и одновременно шуметь.

Поль мечтал о медалях, потому что они блестят. Он ушел почти год назад, когда каждый вербовщик, проезжавший мимо, увозил с собой полбатальона, и новобранцев провожали с флагами и музыкой. Теперь они понемногу возвращались. Те, кому по-настоящему повезло, потеряли только одну руку или ногу.
И никаких флагов.

Отец намекал Полли — деликатно, но часто, — что ей придется помогать брату, когда он станет хозяином «Герцогини». Если предоставить Поля самому себе и не подсказывать, что делать дальше, он будет просто стоять столбом и смотреть на птичек.

Четыре младших всадника Абокралипсиса — Паника, Замешательство, Невежество и Ругань — галопировали по сараю, к непристойной радости капрала Страппи.

Пункт второй. Не считая солдат, Анк-Морпорк отправил к нам Мясника Ваймса, самого ужасного человека в этом ужасном городе. Они думают только о том, чтобы уничтожить Борогравию!

Вам, может быть, не все здесь нравится, а? Возможно, Борогравия — не идеальная страна, но это наше отечество. Возможно, у нас не идеальные законы, но это наши законы. Возможно, борогравские горы не самые высокие и не самые красивые, но это наши горы. Мы деремся за то, что принадлежит нам, парни! — Страппи стукнул себя в грудь.

Капрал самодовольно улыбнулся, как бы намекая, что таких патриотов, как он, еще поискать.

Ну а я не куплюсь на ихнее вранье. Сначала тебя топчут, а потом, когда они ссорятся с соседней страной, изволь за них драться. Борогравия становится «твоей», только когда кому-то нужно послать тебя на убой! — заявил Кувалда.

Но ведь нам врут, — прозвучал чей-то голос, и Полли осознала, что он принадлежит ей. — Нам всегда и обо всем врут.
Аминь, — произнес Кувалда. — Будем драться за вранье.

У Ваймса было странное чувство юмора. И он обладал свойством, что Ангва назвала бы развитым предчувствием: Ваймс замечал летящие по ветру соломинки, предвещающие приближение бури.

Полли почувствовала досаду, убедившись, что добилась такого внушительного успеха.

Полли почувствовала досаду, убедившись, что добилась такого внушительного успеха.

У вампиров есть характерная черточка: они никогда не бывают неухожены, они бывают… как это называется… в дезабилье. То есть выглядят неаккуратно, но чертовски стильно.

Ты не понимаешь! Дело в… желании. Нельзя перестать желать. Ты просто переключаешься на что-нибудь другое. На то, что не вызывает у людей охоту превратить тебя в кебаб. Мне необходим кофе!

«Почему я? — подумала Полли. — У меня что, на лбу написано «Поведайте мне свои печали?»

Есть три вещи, которые хочется сделать всякому солдату во время короткого привала. Закурить, развести костер… ну а третья вещь не предполагает огня, зато требуется дерево.

Самое интересное — хотя Анк-Морпорк самый большой задира, мы тем не менее всегда питаем некоторую слабость к тем, кто дает отпор забиякам. Особенно забиякам королевской крови. Мы склонны поддерживать смельчаков, если только нам это не слишком дорого обходится.

Холтер и Тьют всегда держались за руки, когда думали, что никто их не видит. Но Полли казалось, что они держатся за руки не как друзья. Так человек, упавший в пропасть, цепляется за своего спасителя, потому что отпустить — значит свалиться.

Люди, ищущие истину, гораздо приятнее тех, кто считает, что уже нашел ее.

Люди, ищущие истину, гораздо приятнее тех, кто считает, что уже нашел ее.

Я помолюсь, — пообещала Уолти.
Спасибо. Помолись, — сказала Полли и, как ни странно, ощутила проблеск надежды. Маладикт страдал от галлюцинаций, а Уолти обладала уверенностью, способной гнуть железо. А это прямо противоположно галлюцинациям. Уолти словно видела то, что было скрыто от всех остальных.

Все помолчали. В общем, несложно было понять, отчего у Маникль в жизни возникли проблемы.

Мерзости исходят не от бога. Его больше нет.
Так откуда же они берутся?
Из вашего страха. Из той части души, которая ненавидит все непривычное и не желает меняться. Из вашей мелочности, глупости, тупого упрямства. Вы боитесь завтрашнего дня — и сделали страх своим богом. Герцогиня это знает.

Э… она ведь не появится?
Та, в кого ты не веришь? — с воодушевлением спросила Уолти.

Вам нет равных в ловкости, хитрости и мелких правонарушениях, сержант Джекрам. Вы отлично справитесь.

Месть — плохая расплата. Месть похожа на колесо. Оно непременно повернется. Довольно повиноваться мертвецам.

Джекрам вышел, выпятив грудь — алую, как у малиновки, и грозную. Он орал на ординарцев, шпынял стражников, салютовал офицерам и, невзирая ни на что, выковывал клинок Решимости из раскаленного докрасна железа Паники. Старший сержант в окружении перепуганных рупертов был счастлив, как терьер в бочонке с крысами.

И все — только ради этого? — спросил Ваймс.
Нет, сэр, — ответила Полли. — Ради этого все только началось.

Вервольфы в этом смысле немного похожи на вампиров. Нас терпят… пока мы осторожны.

Если лавина достаточно сильная, катятся даже квадратные камни.

Если лавина достаточно сильная, катятся даже квадратные камни.

Жизнь есть постепенное осознание того, как далеко ты можешь зайти. Но некоторые даже в этом осознании заходят слишком далеко.

Похоже, для меня все эти штуки вроде «мое отечество, право оно или нет…» остались в прошлом. Пора передохнуть и наконец понять, за что же мы, собственно, дрались.

Рано или поздно начинаешь задумываться, что такое правда и не существует ли она во множестве обличий…

Поцелуй не длится вечно.

Когда люди над тобой смеются, они теряют бдительность. Когда они теряют бдительность, можно пнуть их между ног.

«Герцогиня» была меньше, чем она думала. Но если она собиралась защищать ее, стоя у порога с мечом в руках, то опоздала. Чтобы позаботиться о малом, сначала нужно позаботиться о большем. Возможно, весь мир недостаточно велик…

И тогда Полли решила, что знает достаточно, чтобы действовать. Их врагами были не мужчины, не женщины, не старики и старухи и даже не мертвецы. А просто идиоты во всех разновидностях. Никто не вправе быть идиотом.

Конец

Рано или поздно начинаешь задумываться, что такое правда и не существует ли она во множестве обличий…

И ведь что интересно...

Чему как бы учат нас цитаты из книги "Пехотная баллада"?

Только идиот пропустит в крепость вражеских солдат, переодетых прачками.

Вампиры никогда не бывают неухожены, они бывают… как это называется… в дезабилье. То есть выглядят неаккуратно, но чертовски стильно.

Читайте хорошие книги - и будет вам счастье.
И помните: Если лавина достаточно сильная, катятся даже квадратные камни.

Комментарии (5)


Добавлено на сайт: 01.09.2018