Спокойствие, только спокойствие! 20 лучших цитат Карлсона - ПРОЧИТАТЬ!

Терри Пратчетт. "Шляпа полная неба" - цитаты

Цитаты из книги Т. Пратчетта "Шляпа полная неба"

Никогда не поворачивайся спиной к своему страху.

Кельда не может вернуться домой. Кельда ведь и есть дом.

Если ты знаешь что-то, чего не знают другие, это и есть магия.

'Шляпа полная неба' - цитаты

Краткое содержание - "Шляпа полная неба"

Тридцать вторая книга "Плоского мира", вторая книга о Тиффани.

Тиффани отправляется учиться. И иногда, когда забираешься слишком далеко от дома, можно встретить таинственного могущественного врага, который хочет отнять у тебя что-то очень важное. Чтобы его победить, придется понять про него что-то такое, чего он сам о себе не знает. И может быть, даже помочь ему на его Пути.

А матушка Ветровоск проконтролирует, чтобы все закончилось хорошо. Потому что - ну а кому еще можно такое доверить?

Зачем стоит перечитать цитаты из книги "Шляпа полная неба"?

- Чтобы узнать, почему пикеты обожают драться в одиночку против всех;
- и когда ведьме могут понадобится ей подобные;
- и почему Белая Лошадь не похожа на лошадь.

А потом перечитайте саму книгу, чтобы узнать, почему нак-мак-Фигли из клана Мелового холма ненавидели записи во всех видах; как тайные умения превращаются в детскую забаву; и в чем подлинный смысл воздушных шариков.

А теперь - цитаты

Нак-мак-Фигли — одни из самых опасных волшебных созданий, особенно в нетрезвом виде. Пьянство, грабежи и драки — их основные увлечения. Крадут все, что не приколочено. А что приколочено, крадут вместе с гвоздями.

Почти наверняка Фигль имеет при себе меч, но скорее для вида — в бою пикеты предпочитают использовать ноги и голову.

Касательно религии Фиглей не известно почти ничего, за исключением единственного факта: они верят, что уже умерли. Им нравится наш мир, его яркое солнце, высокие горы, синее небо и изобилие тех, с кем можно подраться. Не может быть, чтобы такой прекрасный мир был доступен для всех, утверждают они. Должно быть, это что-то вроде рая или Валгаллы*, куда попадают после смерти отважные воины. Следовательно, рассуждают Фигли, они уже прожили свои жизни где-то еще и попали сюда после смерти за хорошее поведение.

Когда кто-то из Фиглей умирает, его не сильно оплакивают. Единственное, о чем горюют его братья, это что он слишком мало пробыл здесь, прежде чем вернуться в мир живых или, как они его еще называют, Догробный мир.

Кельда правит в своем доме, но покинуть его не может. Таким образом, она является одновременно королевой и пленницей.

Тиффани уезжает учиться

До того момента она и не знала, что способна на чудеса. А когда колдовала, то не знала, что колдует. И после не могла сказать, как ей удалось сделать то, что она сделала. И вот чтобы понять это, Тиффани и отправлялась учиться.

Никто не будет тебе объяснять, как делать чудеса. Тебе объяснят, как ты их делаешь.

Ведьмы в чем-то похожи на кошек. Они не любят собираться вместе, но предпочитают знать, где найти себе подобных, если вдруг понадобится.

А понадобиться это может в том случае, если ведьма вдруг начнет покрякивать и противно хихикать. Тогда другие ведьмы скажут ей об этом — по-дружески.

Учеба, считали в холмах, конечно, помогает идти в ногу со временем, но в больших дозах может вызвать нервное расстройство.

Вообще-то по традиции жених с невестой должны были вместе перепрыгнуть через веник, однако по той же традиции ни один уважающий себя Фигль на собственной свадьбе к этому времени уже не держится на ногах.

Тиффани заранее предупредили, что после церемонии с веником ей лучше будет уйти, потому что далее в программе значилась традиционная же драка между кланами невесты и жениха, которая могла затянуться до пятницы.

Однажды, когда Тиффани с отцом проезжали мимо по пути на ярмарку овец, она спросила его, почему Белая Лошадь не похожа на лошадь. И он повторил ей, что ответила ему матушка Болен, когда он был маленький и спросил ее о том же. Отец передал ее ответ слово в слово, и Тиффани теперь сделала то же самое:
Оно не про то, как лошадь выглядит. Оно про то, что лошадь есть на самом деле.

Оно не про то, как лошадь выглядит. Оно про то, что лошадь есть на самом деле.

Кельда и ее фигли

/* Вот как надо применять метод убеждения:

А, дык ты боишься? — пошла на хитрость Джинни. — Ну что ж, лады. Каждый Большой Человек чего-то да струснет. Забери у него карандах, Вулли. Не могу ж я требовать от мущщины, чтоб он заборол свои страхи.

Это была жаба, точнее, Жаб. Его все звали Жаб, потому что имена у жаб не в ходу. Что бы там ни думали люди, ни одну жабу не зовут Томми или еще как-нибудь. Такого просто не бывает.

В жабу его превратила фея-крестная. Вообще-то она хотела превратить его в лягушку, но не очень хорошо представляла себе разницу.

Никто из Фиглей не засмеялся. Они привыкли, чтобы шутки были малость, ну, посмешнее, что ли.

Джинни взглянула на Жаба, но тот лишь пожал плечами. Дело было в том, что мозги среди Фиглей распределяются неравномерно — большая часть достается женщинам.

Джинни вздохнула. В детстве у нее было семьсот братьев, так что она отлично знала, что мысли любого мужчины бегут очень быстро, но зачастую совсем не в ту сторону. А если мужчинам не удается приспособить то, что они думают, к тому, что есть, они норовят приспособить то, что есть, к тому, что они думают. И обычно, советовала ей мама, в таких случаях лучше с ними не спорить.

В любом мире полным-полно таких мест. Мест, откуда уезжают, но куда не едут.

В голове у Тиффани всплывали обрывки мудрости, которой учила ее мисс Тик

Никогда не поворачивайся спиной к своему страху.

Никогда не поворачивайся спиной к своему страху.

Носи с собой ровно столько денег, сколько необходимо, и веревочку.

Ты всегда в ответе, даже если вина не твоя.

Ведьмы не отступают перед трудностями.

Никогда не становись между двумя зеркалами.

Не хихикай.

Делай, что должна.

Никогда не лги, но всегда говорить правду не обязательно.

Никогда не загадывай желания. Особенно на падающую звезду — это чистейшая глупость с точки зрения астрономии.

Открой глаза, а потом открой их снова.

Тиффани обустраивается на новом месте

А эти твои маленькие человечки? Они тут точно не замешаны? — спросила ведьма с подозрением.
Они не мои, мисс Тик. И они ничем таким не занимаются. Они просто орут «Раскудрыть!» и начинают пинать людей по лодыжкам. Их сложно не узнать.

Тиффани, мне всегда нравилась твоя способность поставить вопрос ребром, — резко вмешалась мисс Тик. — Но теперь мне бы хотелось, чтобы ты немного поупражнялась в искусстве вовремя промолчать.

Ведьмы считают, что легкие пути до добра не доводят.

Когда я была маленькая, все думали, что я — близнецы, — сказала ведьма через плечо. — А потом… они решили, что я — воплощение зла, — закончила она через другое плечо.
И они были правы? — спросила Тиффани.
Обе половины тетушки Вровень с потрясенным видом повернулись к ней:
Разве можно задавать людям такие вопросы!
Ммм… но это же очевидный вопрос, — сказала Тиффани. — Ведь если человек в ответ скажет: «Да, я — воплощение зла! Муа-ха-ха!», это сэкономит кучу времени, верно?

Конечно, — заметила она, — если ты осторожна и внимательна и к тому же являешься цельной и гармоничной личностью, пчелы тебя не ужалят. Беда в том, что не все пчелы знакомы с этой теорией.

Фигли спешат на помощь

И всего ради, Явор, помятуй: голова нужна, не токо штоб бодать нале-напра…

И всего ради, Явор, помятуй: голова нужна, не токо штоб бодать нале-напра…

Вулли, — с бесконечным терпением в голосе произнес Явор Заядло. — Помнишь, я грил тебе, шоб ты вдругорядь думал поперед, чем свой жиренный рот раззявливать?
Ах-ха, Явор.
Дыкс эт’ был тот-сам рядь, — сказал Явор Заядло.

Пикеты обожают сражаться в одиночку против всех — так можно лупить без оглядки, не боясь угодить по своим.

Начинать гоннаглить никогда не рано. Если у тебя есть дар — ты гоннаглишь, и все дела.

Это был безумный, отчаянный, чертовски рискованный и опасный план, который требовал невероятной силы и храбрости.
Устоять было просто невозможно.

Ведьмовство оказалось не тем, что Тиффани о нем думала

Нельзя отказывать людям в помощи только потому, что они слишком недалекие, забывчивые или противные.

Она делала так, что люди сами помогали друг другу. — сказала Тиффани.
Некоторое время они шли по дороге в тишине, которую нарушали лишь птицы. Здесь было много птиц, но Тиффани не хватало пронзительных криков канюков.
Тетушка Вровень вздохнула.
Мало кто из нас настолько хорош в своем деле, — сказала она наконец. — Если бы я так умела, нам бы не пришлось снова навещать старого Заткачика.

Жизнь не может быть справедливой или нет. Жизнь — это просто жизнь: то, что с нами происходит, и то, что мы делаем сами.

С помощью трав, а не магии!
И тем не менее это тоже волшебство. Если ты знаешь что-то, чего не знают другие, это и есть магия.

Если ты знаешь что-то, чего не знают другие, это и есть магия.

Со временем все получится. Возможно, ты просто слишком стараешься. Знаешь, сила всегда приходит, главное — расположиться у нее на пути и подождать.

«Никогда не спрашивай канатоходца о том, как он удерживает равновесие. Потому что, стоит канатоходцу остановиться и задуматься об этом, он упадет».

Битва! И нак-мак-фигли посередь ;)

Это был традиционный дар, каждая юная кельда получает его от матери, навсегда оставляя родной курган. Кельда не может вернуться домой. Кельда ведь и есть дом.
И дар, который она берет с собой, — память.

Само по себе это не было секретом для Фиглей. Но только кельды знали подлинное таинствие: река памяти на самом деле не река. Это море.

Мы больше по части тыркс, морда драке да пойло жракс, хозяйка, — пробубнил он. — Про карговства мы ни бум-бум.

Было бы у него ума как у дерева, он бы удивился.
Было бы у него ума как у человека, он бы испугался до дрожи...

Важно помнить, что пикеты — не домовые. Теоретически, если оставить для домовых блюдце молока, они помогут по дому.
А Нак-мак-Фигли… не помогут.
О да, они будут очень стараться, особенно если не оскорблять их чувства блюдцем с молоком. Они честно попытаются помочь. Но пикеты не очень хорошо понимают, как это сделать. Например, им невдомек, что застарелое пятно на подносе не исчезнет, сколько ни бейся об него головой.

И правда, Нак-мак-Фигли ведь, строго говоря, относятся к волшебному народцу, хотя, глядя на их нестройные ряды, легко об этом забыть. Все равно что наблюдать, как пингвины плавают под водой, и помнить, что на самом деле они птицы.

Слезы катились по лицу маленького гоннагла Билли. Он играл «Цветики-цветочки», самую печальную песню на свете. Она была о доме, о маме, о прекрасных временах, что больше не вернутся, о тех, кто ушел навсегда. Фигли перестали колошматить друг друга и уставились себе под ноги, а скорбная мелодия пела о них, об измене и предательстве, о не сдержанных обещаниях...

Кельда не может вернуться домой. Кельда ведь и есть дом.

Испытания Ведьм. И матушка Ветровоск...

Туп Вильям, — отчеканила госпожа Ветровоск, — если у тебя мозгов как у лягушки, то имей в виду: у меня в колодце как раз хватит места для еще одной.

Думаешь, ты прозрела и увидела в себе зло? Ха! Я повидала зло и могу сказать, ты и рядом с ним не стояла.

Тут не скажешь: я не виновата. Не скажешь: я ни при чем.
Сказать можно только одно: я не отступлю перед трудностями.
Ты не обязана делать это с удовольствием. Ты обязана сделать это так или иначе.

Целые прилавки были завалены ловушками снов и сетями-оберегами, причем последней новинкой считались самоочищающиеся модели. Странно было видеть, каким спросом все это пользовалось у ведьм. Это как если бы рыбы раскупали зонтики.

Ах, в сказках... — кивнула матушка. — В любой стоящей сказке, то есть в такой, где есть понимание жизни, третье желание — исправить вред, который нанесли первые два.

Когда ты знаешь так много о мире, начинаешь забывать себя. Люди молодцы, что научились закрывать свой разум. Скука — одно из самых потрясающих чудес на свете. Что может быть удивительнее?

Среди ведьм слухи передаются быстрее, чем простуда. Ведьмы ведь болтливы, как скворцы.

Во всем есть сказка или еще какая история. Все в мире — всего лишь истории, поверь мне. Солнце встает каждое утро — история. Что бы ни происходило, история всегда где-то там, внутри. Перепиши историю — и изменишь мир.

Если тебе чуждо все человеческое, из тебя и настоящей ведьмы не выйдет. Если слишком боишься сбиться с пути, с места не тронешься.

Немного игры на публику, немного сказки — и люди все поймут.

Хорошо бывает вернуться...

Зачем люди покидают родные края? Чтобы вернуться.

Радость по сравнению с весельем — все равно что море рядом с лужей. Радость — чувство такое огромное, что едва помещается внутри.

Свершилось обыкновенное чудо: солнце село и пала теплая ночь.
На шляпе проступили звезды.

Конец

Свершилось обыкновенное чудо: солнце село и пала теплая ночь. На шляпе проступили звезды.

И ведь что интересно...

Примеры того, как госпожа Ветровоск не говорила людям правду

Взять, скажем, уборную семейства Рэддлов. Тетушка Вровень много раз пыталась втолковать госпоже Рэддл и ее мужу, что их отхожее место расположено слишком близко к колодцу, крохотные существа оттуда попадают в воду и от этого дети болеют. Рэддлы всегда внимательно слушали ее с начала и до конца, но туалет оставался стоять, где стоял. А госпожа Ветровоск сказала им, что во всем виноваты гоблины, которых привлекает вонь, и к тому времени, когда ведьмы двинулись в путь, господин Рэддл с тремя приятелями уже копали новый колодец на другом конце огорода.

Или, например, она сказала сапожнику Умбрилю с его кашлем, чтобы он целый месяц ходил к водопаду у Спотыкучей Кручи и бросал три блестящих камушка в подарок водяным феям. Разве так людей лечат?
Нет, но сапожник думает, что именно так. Он слишком много сидит, согнувшись в три погибели над своей работой. И если он будет месяц кряду проходить по пять миль в день и дышать свежим воздухом, всю его хворь как рукой снимет.

А все почему? Потому что она считает, что людям надо рассказывать такие истории, которые они способны уразуметь. Конечно, если перевернуть мир или хотя бы его половину и вдобавок несколько раз стукнуть господина Рэддла тупой башкой об стену, он, возможно, поверит, что можно заболеть, напившись воды, где кишат невидимые твари. Но пока мы будем всем этим заниматься, его детям станет хуже. А гоблины — это такая история, или сказка, если хочешь, которая работает уже сегодня.

Можно смотреть на это так: дело Тиффани - когда-нибудь изменить мир к лучшему. А дело матушки Ветровоск - позаботиться, чтобы все дотянули до этого светлого дня.

Чему как бы учат нас цитаты из книги "Шляпа полная неба"?

Делать так, что люди сами помогали друг другу - это очень продвинутая ступень ведьмовского мастерства. Не всякая ведьма может им овладеть.

Со временем все получится. Сила всегда приходит, главное — расположиться у нее на пути и подождать.

В любой стоящей сказке, то есть в такой, где есть понимание жизни, третье желание — исправить вред, который нанесли первые два.

Читайте хорошие книги - и будет вам счастье.
И помните: Река памяти на самом деле не река. Это море.

Комментарии (5)


Добавлено на сайт: 14.09.2018