Спокойствие, только спокойствие! 20 лучших цитат Карлсона - ПРОЧИТАТЬ!

Терри Пратчетт. "На всех парах" - цитаты

Цитаты из книги Т. Пратчетта "На всех парах" ("Поддай пару")

Патриций знал, что любые перемены будут оскорбительны для кого-нибудь.

Можно сказать, я – личный мошенник лорда Витинари.
Можно подумать, он сам не справляется!

Такие вещи неизбежно случаются на железной дороге. Она расширяет горизонты – и снаружи, и изнутри.

'На всех парах' - цитаты

Краткое содержание - "На всех парах"

Сороковая книга "Плоского мира", третий (заключительный) роман о Мойсте фон Липвиге.

Железная дорога! В Анк-Морпорке скоро появится Железная дорога!

Но великие технологические прорывы не случаются сами по себе. Им нужен гений-изобретатель... плюс бизнесмен, который обеспечит деньги... Плюс Мойст фон Липвиг, который объяснит людям, зачем им нужно такое будущее... А Лорд Витинари присмотрит, чтобы ничто не вышло из-под контроля.

Зачем стоит перечитать цитаты из книги "На всех парах"?

- Чтобы узнать, как злодеи из старых книжек нашли свое место в обществе;
- и какой метод бега предпочитают Шнобби Шноббс и сержант Колон;
- и что будет, если принять достаточно мер предосторожности.

А потом перечитайте саму книгу, чтобы узнать, как уговорить тирана согласится на то, на что он пока соглашаться не хочет. Предельно эффективный метод.

А теперь - цитаты

Лорд Витинари спокойно опустил книгу, которую читал, вздохнул и сказал Стукпостуку:
Погляди-ка, Стукпостук, на нас напали убийцы. Разве это... не мило.
Теперь и Стукпостук слегка улыбнулся.
Да, сэр, это так мило. Вы всегда рады встрече с убийцами. Не буду мешать вам, сэр.

Злодеи из старых книжек нашли свое место в обществе. Этого требовала технология.

Злодеи из старых книжек нашли свое место в обществе. Этого требовала технология.

Люди очарованы, а когда люди очарованы, они тратят деньги. Самое главное в бизнесе – это решить, кто будет получать деньги, мой мальчик, и в этом отношении это место вроде джунглей.

Мокристу нравился Гарри Король, очень нравился, и порой у них были общие взгляды на вещи, как у людей, которые не искали легких путей.

Гарри Король не искал легких путей, и тем, кто становился на его пути, тоже скоро становилось очень нелегко.

Теперь главное - уговорить Витинари

Действительно, мистер Симнел. Состояние наших дорог и, соответственно, конных повозок, оставляет желать лучшего. Путешествие в Убервальд – сущее наказание, и никакое количество подушек не может помочь делу.

Я не тиран…
Над столом повисла тишина.
То есть, я не настолько глупый тиран, чтобы становиться на пути прогресса, - продолжил лорд Витинари. – Но, как вы знаете, я как раз тот человек, который способен направлять его с надлежащей рассудительностью. Вот почему я намерен сегодня же вечером поговорить с редактором «Таймс», чтобы, по его собственному выражению, держать его в курсе. Он любит совещания, они повышают его чувство собственной значимости.

Глубинники в очередной раз нарушили соглашение и посягают на сами устои мира. В конце концов, если нельзя доверять правительствам, то кому вообще можно доверять?
Стукпостук кашлянул, и его улыбка в этот момент больше походил на гримасу. Прежде чем отпустить секретаря в его личный кабинет к его личным интригам лорд Витинари еще немного порыбачил в своем потоке сознания и сказал:
Это не война, - подытожил он. – Это преступление. И за ним должно последовать наказание.

Это не война, - подытожил он. – Это преступление. И за ним должно последовать наказание.

У гномов опять волнения

Король считал людей достаточно разумными, но, с другой стороны, он помнил старую гномью пословицу, которая в переводе гласила: «Три гнома рассудительно посовещавшись, придут к четырем точкам зрения».

Он улыбнулся, зная, любое неверное слово произведет эффект взрывной волны в пещерах и шахтах, и что результат, каким бы он ни был, окажется на его совести. Такова судьба тех, кто стремится сдвинуть равновесие в сторону мира, прочь от войны, и путь добровольного посредника неизменно усеян острыми шипами.

Я здесь, чтобы сказать вам, друзья мои, а так же мои улыбающиеся враги, что, если мы не объединимся против сил, которые стремятся вечно держать нас во тьме, гномий народ вымрет.

Любые перемены будут оскорбительным для кого-нибудь

Разумеется, патриций знал, что любые перемены будут оскорбительны для кого-нибудь.

Это не война, - подытожил он. – Это преступление. И за ним должно последовать наказание.

Судя по всему, - заметил Витинари, обращаясь к Стукпостуку, - ритм стука железнодорожных вагонов пагубно влияет на мораль…

Хотя я не думаю, что в мои обязанности входит наблюдение за личной жизнью граждан.
Милорд, - вставил Стукпостук, - как тиран вы именно этим и занимаетесь.

Нет ничего, что толпа любила бы больше, чем новшество.

Теперь все использовали семафоры, даже старушки, которые с их помощью отправляли ему сообщения, в которых жаловались на нововведения, даже не замечая в свох действиях иронии.

Как ответственный тиран, лорд Витинари регулярно бесстрашно и бесстрастно пересматривал свои действия.

Так вот, юный Дик, мы используем мистера Губвига для ведения всех переговоров. Он из тех людей, что последуют за вами во вращающуюся дверь и выйдут впереди вас.

Деньги тут были ни при чем. Деньги никогда не имели значения. Даже когда он гнался за деньгами, деньги были совсем ни при чем. Ну, кое в чем, может, и при чем, но главным всегда было то, что гномы называли «кураж». Чистое удовольствие от того, что вы делаете и где вы это делаете.

Пытка напуганными котятами была, по сути, одним из изобретений Мокриста, и Витинари она впечатлила.

Вселенная, помимо правил и стабильности, нуждается в толике хаоса, неожиданного и удивительного. В противном случае, это будет механизм, замечательный механизм, тикающий столетия напролет, но ничего больше в нем не произойдет.

Оказывается, что они уже тогда все знали, ну, и записали, конечно. Можете в это поверить? Это было у них в руках, они могли создать рабочий двигатель и паровые лодки, которые бы не взрывались. Вот они – мои академики. Но они вернулись к обсуждению красоты и истины чисел и упустили из виду, что они открыли корень всего. Что касается меня, то если я хочу красоты и истины, я смотрю на Железную Герду.

Симнел выглядел теперь еще более удрученным, а Мокрист стоял рядом с метафорически распахнутым ртом и слушал, как дотошный мистер Симнел корит себя за собственную гениальность.

/* Про отсутствие формального образования и диплома на стене

Некоторые мастера сами делают себя таковыми, и ты, ты сделал из себя инженера, и все знают об этом.

Ему не было нужды кричать, он просто демонстрировал всему миру усталый облик добросовестного государственного служащего, который все делает просто и без лишней суеты. Он достиг вершины искусства отступать с улыбкой в сложных переговорах, но улыбка лорда Витинари была улыбкой человека, который знает то, что его оппонентам еще предстоит обнаружить, например, то, что у них упали штаны, и их задняя часть выставлена на всеобщее обозрение.

Многочасовые путешествия верхом на големе-лошади способствуют полету творческой мысли. Разум Мокриста вертелся вокруг бескрайних возможностей локомотивов со скоростью хомяка в колесе.

Многочасовые путешествия верхом на големе-лошади способствуют полету творческой мысли. Разум Мокриста вертелся вокруг бескрайних возможностей локомотивов со скоростью хомяка в колесе.

«Это просто механика, - сказал Думминг Тупс за чаем в Необщем зале Незримого Университета. – Это только выглядит волшебно».
Этого нельзя разрешать, - сказал главный философ, атакуя вилкой пирог. – Выглядеть волшебно – это наш бизнес.

Ну, господин де Слов, все старое когда-то было новым и представляло опасность, пока не было изучено. Но, так же как день сменяет ночь, они превратились просто в детали ландшафта. Поверьте, с железной дорогой будет то же самое.

Мистер Губвиг, черт меня побери, если вы не самый опасный человек. Вы заставляете людей лезть не в свои сани, а некоторых это заставляет становиться подозрительными, беспокойными и очень нервными.
К удивлению Гарри, Мокрист едва не воспарил и завертелся волчком.
Да! Да! Таки нужно делать! И лорд Витинари тоже так делает. Он считает, что люди должны стремиться стать лучше во всех отношениях.

Гарри-Король и мистер Губвиг отправляются помогать гоблинам

У нас соглашение с гоблинами Анк-Морпорка, - сказал Мокрист быстро. – Нужно просто найти занятие, которое им действительно нравится и с которым они хорошо справляются, ну и, конечно, помнить их имена и воздерживаться от пинков. Непнутые гоблины чрезвычайно полезны, хотя и не всегда симпатичны.

Удивительно, как легко управлять людьми, просто используя нужный голос в нужном месте. А после этого они делают все самостоятельно, руководствуясь словарем с выражениями вроде «само собой разумеющееся» и «они замышляют», маленькие шипы на пути к межвидовой розни.

Гарри, пожалуйста! Помни о своем статусе!
Человек сам определяет свой статус, Герцогиня. Это бизнес, и я должен все уладить.

Доброе утро, господа! Мы Общество Защиты Гоблинов, и у вас всех есть две минуты, чтобы встать и убраться отсюда! Поняли? Тонко и деликатно, приятели!

/* Как гоблины превратили Мойста в берсеркера

Идти в бой с хорошей чашкачаей! – сказала она. – Особый гоблинский чай. Очень хороший. Заварен в овечьем пузыре. Отличный, когда приходится все время бегать. Травы! Пей! Пей сейчас. Нет ничего лучше чашкичая. Лекарственно это!

В туманном утреннем свете Мокрист уставился на гоблина: он выглядел зловещим, как иллюстрации в книжках, призванные дать детям представление обо всех ночных кошмарах, которые им когда-либо пригодятся, и прочитать им мораль.

Ничто не постоянно...

Я понимаю человеческую природу и природу вещей. Все меняется. Ничто не постоянно. Немного дать, немного взять, немного поговорить, и вдруг равновесие мира возрващается на круги своя, для этого и существует политика.

Шнобби Шноббс и сержант Колон достигли ангара методом крайне осторожного и продуманного бега.

Колон и Шнобби долгое время жили в опасном откружении и точно знали, как не умереть. А именно, прибыть на место происшествия, когда плохие парни уже смылись.

Мистер Губвиг, я инженер, я не верю в магию, но я не уверен, что магия не верит в Железную Герду.

А проблема безумия в том, что безумец никогда не знает, что он безумен. Глубинники набрасывались на несогласных всей тяжестью и, судя по всему, не понимали, что это все равно что вдавливать картошку в землю, чтобы она не росла.

Не рассказывайте мне о своих проблемах – рассказывайте о решениях. Хотя и о решениях говорить не надо – их просто нужно реализовывать.

Вы умеете хранить секреты?

Я должен спросить, сэр… Почему такая необходимость?
Витинари улыбнулся.
Вы умеете хранить секреты?
О, да, сэр. Я хранил уйму секретов.
Убедительно. Но дело в том, что я тоже умею. Не ваше дело, мистер Губвиг.

Мистер Губвиг, мир вращается между теми, кто говорит, что сделать что-то невозможно, и теми, кто утверждает обратное. По моему опыту, те, кто говорят, что возможно все, обычно говорят правду. Это всего лишь вопрос творческого подхода. Есть такое выражение: «Подумай о немыслимом». Разумеется, это нонсенс, но у вас, сэр, и на это хватило бы наглости. Задумайтесь об этом. А теперь, не позволяйте мне вас задерживать.

Не в первый раз Мокрист пожалел о своей собственной привычке видеть ангелов во всем, что случается, - хорошем или плохом.

Гарри по-прежнему выглядел как человек, размышляющий, в чем суть подвоха (что, вообще-то, было основной формой его существования).

Хотя с обычной тупостью легко иметь дело, дремучая тупость частенько заводит людей в дебри, из которых не выбраться. Интересно, сколько ужасных преступлений начинаются со слов «Я просто…»

Такие вещи неизбежно случаются на железной дороге. Она расширяет горизонты – и снаружи, и изнутри. Люди отправляются на поиски себя и находят кого-то совершенно другого.

Такие вещи неизбежно случаются на железной дороге. Она расширяет горизонты – и снаружи, и изнутри.

Мистер Губвиг, я хочу… Нет, я приказываю вам совершить чудо – любыми способами, в обязательном порядке. Я понятно высказался? Я уверен, что не мог выразиться понятнее.
Мокрист отдал честь и без доли сарказма ответил:
Есть, сэр! Мы сделаем все сегодня! Чудо – это мы!
Постарайтесь сделать это вчера, мистер Губвиг, - лаконично ответил Витинари.
И, насколько Мокрист мог судить из разговора, он имел в виду именно то, что сказал.

Время посмотреть в глаза фактам

Он знал, что Рис Риссон – рассудительный и могущественный гном умеренных взглядов, личность, которая предпочитает смотреть в глаза фактам, поскольку понимает, что это – единственный способ выжить.

Все эти вопросы казались Мокристу огромной пирамидой, каждый камень в которой должен быть уложен на свое место, прежде чем колесо сделает оборот.

Но у людей в голове срабатывала какая-то трещотка: это новинка, значит, она должна быть у меня. Вчера ты еще об это не знал, а послезавтра уже не можешь без этого обойтись. Так работают технологии. Кажется, что ты управляешь ими, но, если подумать, все обстоит с точностью до наоборот.

Лопата кочегара, используемая не по назначению, была наглядной иллюстрацией сентенции командора Ваймса о том, что любое орудие труда в умелых руках может причинить стражнику серьезную головную боль.

Но он не злился, пока нет. Злость была оружием, бережно сохраняемым, лелеемым до момента, когда она понадобится больше всего.

Альбрехтсон сел и оживленно продолжил:
Дело в том, молодой гном, что я действительно научил тебя всему, что ты знаешь. Но я не учил тебя всему, что знаю я. Некоторые из своих умений я не передаю.

Ардент сказал:
Смею тебе напомнить, что ты заперт здесь, и единственный ключ – у меня.
Да. И из нас двоих только один потеет.

Альбрехтсону сейчас было почти жаль Ардента. Ты можешь годами жить в отрицании, но однажды оно извернется, подобно змее, и нанесет удар.

- Можно сказать, я – личный мошенник лорда Витинари. - Можно подумать, он сам не справляется!

Победа... И хеппи-энд

Можно сказать, я – личный мошенник лорда Витинари.
Можно подумать, он сам не справляется!

Как говаривал Его Светлость: если принять достаточно мер предосторожности, вам не придется принимать мер предосторожности.

Какая маленькая вещица изменит мир потому, что маленькие изобретатели продолжают мастерить?..

Конец

Какая маленькая вещица изменит мир потому, что маленькие изобретатели продолжают мастерить?..

И ведь что интересно...

Лучшая игра в гляделки: пустой взгляд против радостно улыбки

Мокрист ждал. Лорд Ветинари способен переиграть в гляделки даже статую, не говоря уже о том, чтобы заставить ее занервничать и во всем сознаться. Мокрист обезоруживающе улыбнулся, что, как он знал, раздражало Ветинари сверх всякой меры, и в Продолговатом кабинете воцарилась мертвая тишина, пока пустой взгляд и радостная улыбка пытались пробиться в какое-то другое измерение.

Как уговорить тирана

Да, сэр, путешествие по гладким рельсам, да еще при хороших рессорах, было бы верхом комфорта. Так плавно… - сказал Мокрист. – Возможно, в таких повозках можно было бы даже спать, если обустроить их соответственно, - добавил он. Он и сам был удивлен тем, что сказал это вслух, но, в конце концов, он был человеком возможностей, и сейчас он видел их достаточно. Лицо лорда Ветинари просветлело. Железная Герда ездила по своим рельсам куда быстрее, чем почтовые кареты по каменистым и ухабистым дорогам.

Чему как бы учат нас цитаты из книги "На всех парах"?

Многочасовые путешествия верхом на големе-лошади способствуют полету творческой мысли.

Читайте хорошие книги - и будет вам счастье.
И помните: любые перемены будут оскорбительны для кого-нибудь.

Комментарии (5)


Добавлено на сайт: 29.10.2018