Цитаты из фильмов, мультфильмов, хороших книг. Самое лучшее - на все случаи жизни.

О каких поэтах рассказывал Хоботов Людочке

О каких поэтах рассказывал Хоботов Людочке - в фильме "Покровские ворота"

Лев Евгеньевич Хоботов влюбился в Людочку и хочет ее завоевать. Приглашает домой, ходит с ней на каток и в оперетту. Но его главное оружие - это ум и разные истории про поэтов. Истории в основном трагические. Этот умер, тот лишился глаза, того зарезали или повесили. А что делать? Такая судьба.

Покровские ворота, поэты всуе. О каких поэтах Хоботов рассказывал Людочке

О каких поэтах рассказывал Хоботов Людочке...

Камоэнс

Сервантес

Франсуа Вийон

Артюр Рембо

Фалехов гендекасиллаб

Бертран Дюфуа

еще Франсуа Вийон

что ждет его, младенца моего?

история, леденящая кровь

Но барометр у всех советских людей показывает ясно!

А теперь - подробнее

Камоэнс, португальский поэт

― Знаете, мне было безмерно страшно, что Вы не придете.
― Вы такой одинокий?
― Как Вам сказать. Воспоминания горькие, Вы вновь врываетесь в мой опустелый дом.
― Вы сочинили?
― Нет, это Камоэнс, португальский поэт, он уже умер.
― Ах, боже мой.
― В 16-м веке.
― В 16-м веке...
― Да, представьте себе, на редкость грустная биография. Сражался, страдал, потерял глаз, впоследствии умер нищим.
― Надо же...
― Боже, какая у вас душа!

Сервантес...

― Сколько всего! Вы профессор?
― Ну что Вы. Нет, я работаю в издательстве. Издаю зарубежных поэтов. Преимущественно романских, но бывают и англосаксы.
― Камо... Камоэнс! А! Это он глаз потерял?
― Да. Он - глаз, а Сервантес - руку.
― Ну перестаньте, это уж слишком.
― Что делать. Такая судьба.

Да уж Савва, семью ты разбил. Крепкую советскую семью

Франсуа Вийон...

― Пойдешь с сумою по дворам,
гоним жестокою судьбою...
страдая от душевных ран,
смерть будешь призывать с тоскою.

― Это Камоэнс?
― Это Франсуа Вийон. Это его завещание.
― А, заве... Он что, тоже умер?
― Да, его зарезали или повесили.
― Боже... И что, все поэты - вот так?
― Почти.

Артюр Рембо

― Как славно, благодаря вам, я понял, что не надо бояться жить.
― Правда, чего бояться?
― И ничего не надо откладывать. Зарыты в каменные рвы, о, не воротимся, увы...
― Это Франсуа...
― Нет, это Рембо. Артюр Рембо. Умер в 19-м веке. Очень талантлив и очень несчастлив.
― Он тоже?
― Да, ему отрезали ногу.
― Ах! Они все как сговорились.
― Да, Вы правы, есть как-то загадка... Ой, у Вас уже губки дрожат. А хотите я вас научу полечке?

Фалехов гендекасиллаб

― Фалехов гендекасиллаб есть сложный пятистопный метр, состоящий из четырёх хореев и одного дактиля, занимающего второе место.

Античная метрика требовала в фалеховом гендекасиллабе большой постоянной цезуры после арсиса третьей стопы. Этот стих вполне приемлем и в русском языке. Прошу вас, Нина Андреевна.

- Благодарю вас.

Как корабль, что готов менять оснастку
То вздымать паруса,
то плыть на веслах
Ты двойной предаваться
жаждешь страсти,
Отрок, ищешь любви...

― Ой, не могу...
― Горя желанием.

Отрок, ищешь любви, горя желанием.
Но любви не найдя,
В слезах жестоких,
Ласк награду чужих
Приемлешь, дева.

Розамунда!

Бертран Дюфуа

― Ай. Ой! Что, так сильно ударились?
― Однако, мне вспомнился Бертран Дюфуа.
― Кто это такой?
― Лангедокский трувер.
― Что с ним случилось?
― Упал и умер.
― Какой кошмар! Вам нужно немедленно сделать противостолбнячную сыворотку.
― Пустое.
― Вы, такой образованный человек, не понимаете элементарных вещей. Видите, что получилось с Трувером?

Снова о Франсуа Вийоне

― Один раз водил ее на лекцию. Она пошла по доброте своей.
― Добрая, говорите?
― Безмерно... И восприимчивая. Вы знаете, я ей рассказывал о судьбе Франсуа Вийона. Людочка почти рыдала.
― Его ведь, ежели не ошибаюсь, или зарезали или повесили...
― Погиб при невыясненных обстоятельствах. Точно не установлено.
― Смотрите, запугаете девушку. Ой, запугаете, Лев Евгеньевич.

Что ждет его, младенца моего?

― Почему Вы не едите?
― Не знаю. Не хочется. О, Господи! По жизненной дороге с усилием передвигаю ноги!
― Вы говорили об этом врачу?
― Нет, это стихи. Они принадлежат одной французской поэтессе. В это самое время она носила под сердцем дитя.

Что ждет его, младенца моего?
О, горький мрак! Не вижу ничего.
Ничто не мило, взор мутится мой...
Не ем, не пью, тревожусь в час ночной.

― А... Это бывает и очень часто. Женщины по-разному переносят беременность. К нам в 19 кабинет приходила одна дама в таком положении. Представьте себе, при виде мужа ее тошнило!

История, леденящая кровь... Тише, это Гамлет!

― История, леденящая кровь. Под маской овцы таился лев. Я по-соседски зашел его проведать. Он увлек меня в чащу, силой сорвал с меня одежды и был таков. О, если бы моя тугая плоть могла растаять, сгинуть, испариться!

― Что Вы несете, какая плоть?
― Тише, это Гамлет.
― Я вынужден был надеть его обноски, чтобы прикрыть свою наготу. Олень подстреленный хрипит, лань, уцелев, резвится. Тот караулит, этот спит, и так весь мир вертится!

Так вот, это сокровище Вам не сдалось. Это мой крест!

И ведь что интересно...

Фалехов гендекасиллаб есть сложный пятистопный метр, состоящий из четырёх хореев и одного дактиля, занимающего второе место.

Античная метрика требовала в фалеховом гендекасиллабе большой постоянной цезуры после арсиса третьей стопы. Этот стих вполне приемлем и в русском языке...

Чему как бы учит нас судьба поэтов из фильма Покровские ворота

Их судьба трагична. Есть в этом какая-то загадка...

Смотрите хорошие фильмы - и будет вам счастье.
И помните: Что делать. Такая судьба.

Комментарии (10)


Добавлено на сайт: 02.08.2010