Цитаты из фильмов, мультфильмов, хороших книг. Самое лучшее - на все случаи жизни.

"Белое солнце пустыни" - текст

Полный текст фильма "Белое солнце пустыни"

Эт точно...

Эх, взорвать бы.
Гранат нет...

И встать, когда с тобой разговаривает подпоручик!

Белое солнце пустыни - полный текст фильма

В двух словах

Вы и сами все знаете. Товарищ Сухов возвращается домой. Но каждый раз ему что-то мешает...

Зачем стоит перечитать текст фильма "Белое солнце пустыни"

- Письма. Саид. Гюльчатай. Верещагин...

А теперь - текст

/* Письмо Катерине Матвевне. Про чистую лебедь... */

А еще скажу вам, разлюбезная Катерина Матвевна, что являетесь вы мне будто чистая лебедь, будто плывете себе, куда вам требуется, или по делу какому, даже сказать затрудняюсь... только дыхание у меня сдавливает от радости, будто из пушки кто в упор саданул.

Только знайте, любезная Катерина Матвевна, что классовые сражения на сегодняшний день в общем и целом завершены, и час всемирного освобождения настает.
И пришел мне черед домой возвратиться, чтобы с вами вместе строить новую жизнь в милой сердцу родной стороне.

Давно обосновался?

/* Саид. Ты как здесь? */

Два часа. Давно обосновался?
Везет мне на эти дела. Я еще в госпитале зарок себе дал: получу увольнительную и домой прямиком, никаких там историй.

Двоих таких откопал - ничего... третий попался. Вытащил, а он меня ж за горло. Бандит оказался. Вот какая история. Его свои ж зарыли, еле отбился.
Вот сейчас тебя отрою и будь здоров.

/* Солнце клонилось к закату */

― Опустите руки!

― Совсем озверел Черный Абдулла. Ни своих, ни чужих не жалеет. Приди мы позже самую малость, всех бы до одной передушил.
― За что он их, товарищ командир?

― Бандит! Как добрались мы до этих мест, Абдулла решил уйти за границу, а гарем, стало быть, в расход, чтоб никому не достался. Нет, с женщинами нам Абдуллу не догнать. Он потому и разделаться с ними хотел, что связывали они его. И бросать их здесь нельзя.

/* Сухов хочет домой. В Самару. А Саид хочет Джавдета. найти и убить. */

― Вот тебе сухари, пшена на дорогу. Подзадержался я здесь. Полгода как отслужил, а все мотаюсь по пескам этим. Сколько лет дома не был.
Ну вот. Пока хватит. В Педженте еще чего-нибудь раздобудешь, а я, извини, не могу, и так большой крюк дал. Теперь напрямую пойду. Вот так. До Волги доберусь, а там и до Самары рукой подать.

― Не будет покоя, пока жив Джавдет. Зачем выкопал?
― Мертвому, конечно, спокойней, да уж больно скучно. А что у тебя с этим, с Джавдетом?
― Отца убил, меня закопал, четырех баранов взял, больше у нас не было.
― А этот, как его, Джавдет, он с Черным Абдуллой или как ?
― Они не любят друг друга. Джавдет трус. Абдулла - воин.
― Ну, что ж, Саид. Счастливо.

Ты как здесь оказался? Стреляли...

― Товарищ командир, гляньте.
― В старой крепости его через трубу надо было брать.
― Через трубу? Сухов, помоги, с тобой мы враз его прикончим. Ведь ты один целого взвода стоишь, а то и роты.
― Восток - дело тонкое.

― Ты как здесь оказался?
― Стреляли.

/* Слушай, хоть женщин возьми */

― Слушай, хоть женщин возьми. Ты подумай, 3 дня просидел у старой крепости, глаз не смыкал. Думал, вернется Абдулла к гарему. По рукам и ногам связали, проклятые.
― Рахимов,..
― А?
― Я домой иду.
― Ты возьми, а мы пока Абдуллу поймаем. Он сейчас у Сухого ручья. Ты их только до Педжента доведи. Все-таки от бандита подальше. А я тебе человека дам, лошадь, пшена. А, Сухов? Сухов, да сейчас, может быть, на 300 верст никого из наших нету.

― Эт точно.
― Вот и хорошо. Вот и договорились.

― По коням! Товарищи женщины! Не бойтесь! С вашим мужем-эксплуататором мы покончим, а пока вы поступаете в распоряжение товарища Сухова.
Он будет вас кормить и защищать. Он хороший человек.

― Стой! Стой!! Стой!!! Тьфу! Чтоб тебе! Ну что ж мне, всю жизнь по этой пустыне мотаться? Подъем!

― В Педжент не ходи. Абдулла придет туда.
― Поживем - увидим.

― Отдай коня!
― Список, товарищ Сухов. Зарина, Джамиля, Гюзель, Саида, Хафиза, Зухра, Лейла, Зульфия, Гюльчатай. Гюльчатай!
Напра... За мной, барышни.

Список, товарищ Сухов... Гюльчатай!!!

/* Письмо Катерине Матвевне № 2. Народ подобрался покладистый, душевный, с огоньком */

Душа моя рвется к вам, ненаглядная Екатерина Матвевна, как журавль в небо. Однако случилась у нас небольшая заминка. Полагаю, суток на трое, не более.
А именно, мне как сознательному бойцу, поручили сопроводить группу товарищей с братского Востока.

Отметить надобно - народ подобрался покладистый, можно сказать, душевный, с огоньком, так что ноги мои бегут теперь по горячим пескам в обратную сторону,
потому как долг революционный к тому нас обязывает.

/* на третий день */

/* Письмо Катерине Матвевне № 3. Так что вам зазря убиваться не советуем. Напрасное это занятие */

Обратно пишу вам, любезная Катерина Матвевна, поскольку выдалась свободная минутка. И разнежился я на горячем солнышке, будто наш кот Васька на завалинке.
Сидим на песочке возле самого синего моря, ни в чем беспокойства не испытываем. Солнышко здесь такое, аж в глазах бело.

Еще хочу сообщить вам - дислокация наша протекает гладко, в обстановке братской общности и согласия. Идем себе по пескам и ни о чем не вздыхаем,
кроме, как об вас, единственная и незабвенная Катерина Матвевна. Так что вам зазря убиваться не советуем. Напрасное это занятие.

/* Хранитель музея и величайшие ценности */

― Умоляю! Только не в музей! Здесь величайшие ценности.
― Погоди. Ты откуда взялся?
― Я хранитель музея. Моя фамилия Лебедев.
― Понятно. А где население?
― Спряталось. Привести сюда гарем!?
― Вот что, товарищ хранитель, эти 9 освобожденных женщин Востока тоже величайшая ценность. И давайте не спорить. Вопросы есть? Вопросов нет. За мной!

― Ну вот, здесь и отдохнете денек.
Джамиля, Зарина, Гюзель, Саида, Хафиза, Зухра, Лейла, Зульфия, Гюльчатай. Гюльчатай! Гюльчатай! До свидания, барышни!

― Товарищ Сухов! Может, еще денечек побудете?
― Хорошего понемногу.
― Товарщи Сухов...
― Да не робей, Петруха. Завтра придет Рахимов, заберет вас отсюда.

― Ну, Саид, счастливо оставаться. А я только в море ополоснусь и в дорогу. Смотри, больше не закапывайся.

/* Петруху бьют. А Сухов идет купаться. */

― Изуверы! Варвары! Ну?

― Красноармейцу Сухову. Именной. Комбриг Мэ Нэ Ковун. Хе-хе.
― У Абдуллы было 11 жен, куда еще двоих подевал? Погоди, вот придет Абдулла, он тебе вырвет язык. Ну, чего молчишь?

― Язык берегу.
― Тебя как, сразу прикончить или желаешь помучиться?
― Лучше, конечно, помучиться.

Тебя как, сразу прикончить или желаешь помучиться?

― Семен! Скачи к Абдулле!
― Есть!
― Брось! А ну, шагай.

/* Бум-бум-бум. Всех убью - один останусь. И Саид */

― Ты как здесь оказался?
― Стреляли.

У Абдуллы очень много людей.
― Эт точно.

/* Письмо Катерине Матвевне № 4. Солнышко такое, аж в глазах бело */

Обратно пишу вам, любезная Катерина Матвевна, поскольку выдалась свободная минутка. И разнежился я на горячем солнышке, будто наш кот Васька на завалинке.
Сидим на песочке возле самого синего моря, ни в чем беспокойства не испытываем. Солнышко здесь такое, аж в глазах бело.

― Товарищ Сухов! А как Рахимов задержится, что будет тогда? Ведь Абдулла из-за них знаете?

/* Здорово, отцы! Давно здесь сидим */

― Здорово, отцы! Прощенья просим! Где взяли?
― Давно здесь сидим.

Давно здесь сидим...

― Петруха! Прихвати ящик. Пригодится.
― Есть!
― А барышням объяви, что никакого Абдуллы не будет, чтоб без паники. Ясно?

― Ты что?
― Завтра Абдулла будет здесь, уходи!
― Теперь не могу. Видал, как все обернулось. Оставайся, Саид.
― Здесь нет Джавдета.
― Ну, тогда счастливо.

― Послушайте, они же взяли самые дорогие экспонаты.
― Да какие еще экспонаты?
― Я ж сказал барышням - брать ковры похуже.
― Это же 11 век! Возьмите новые.

/* Петруху с позором выставили. */

― Эх. Отставить!
― Не бойтесь. Это наш господин.

Господин! Никто не должен видеть наши лица. Только ты. Ты наш новый муж. Скажи своему человеку, чтобы он не приходил.

― Товарищи женщины! Революция освободила вас. У вас нет теперь хозяина, нет господина. И называйте меня просто товарищ Сухов. Забудьте вы к чертям свое проклятое прошлое. Вы будете свободно трудиться и у каждой будет отдельный супруг. Вопросы есть? Вопросов нет. Х-хех!

...из-за острова на стяжень
На простор речной волны
Выплывают расписные
Острогрудые челны...

Гюльчатай, открой личико, а?

/* Петруха домагивается до Гюльчатай . */

Ты не думай, я не какой-нибудь... Если что, я и по-серьезному. Это ничего, что ты там чьей-то женой была. Ты мне по характеру подходишь. Я шустрых люблю. Я ведь и посвататься могу.

У меня мама хорошая, добрая. Ее все уважают. Да открой ты личико.

/* Господин назначил меня любимой женой! */

― Стой! Гюльчатай!
― Я, господин!
― Объяви барышням подъем.
― Ага.
― Стой! И вот что. С сегодняшнего дня назначаю тебя старшей по общежитию. Будешь отвечать за порядок. Вопросы есть?
― Нет.
― Господин назначил меня любимой женой!

― Товарищ Сухов, я ж по-серьезному, я жениться хочу. Только личико увидеть, а то вдруг крокодил какой, а потом томись всю жизнь.
― Ступай на берег.
― Найдешь белый домик - бывшую царскую таможню. Узнай, кто там сейчас.

/* Павлины! */

― Стой! Руки вверх! Ты в чей дом забрался? Отвечай!
― Не знаю.
― Ты что, не слыхал про Верещагина? Дожил. Было время, в этих краях каждая собака меня знала. Вот так держал. А сейчас забыли.

/* Саиду кричат */

― Стой!
― Стой! Кому говорят!

― Зачем ты убил моих людей, Саид? Я послал их сказать, чтобы ты не искал Джавдета в Сухом ручье. Его там нет. Возвращайся в Педжент. Твой отец был другом моего отца. Дорога легче, когда встретится добрый попутчик.

/* Песня!!! Ваше благородие, госпожа Удача */

Ваше благородие,
Госпожа разлука,
Мы с тобой родня давно,
Вот какая штука.
Письмецо в конверте,
погоди, не рви!
Не везет мне в смерти,
Повезет в любви...

Ваше благородие,
Госпожа удача,
Для кого ты добрая,
А кому иначе.
Девять граммов в сердце...
Постой, не зови!
Не везет мне в смерти,
Повезет в любви.

Сухов, говоришь? Сейчас мы поглядим, какой это Сухов... Заходи.

/* Сухов, говоришь? Сейчас мы поглядим, какой это Сухов. */

― Ты что?
― Это товарищ Сухов.
― Сухов, говоришь? Сейчас мы поглядим, какой это Сухов. Прости меня, грешного. Держи!

― Заходи.

― Во дворе павлинов видел?
― Видел.
― Вот на них сменял, мундир-то. Петруха!
― Я не пью.
― Правильно. Я вот тоже сейчас это допью... и брошу. Пей!

/* Вот что, ребята. Пулемет я вам не дам */

― Садись! Уж больно мне твой Петруха по душе.
― Пулемет дашь?
― Абдуллу ждешь?
― Жду.

― Вот что, Сухов, была у меня таможня. Были контрабандисты. Сейчас таможни нет. Контрабандистов нет. В-общем, у меня с Абдуллой мир. Мне ведь все едино, что белые, что красные, что Абдулла, что ты. Вот ежели бы я с тобой пошел, тогда другое дело.
― Ну, в чем же дело? Пошли.
― Пошли?
― Пойдем.

― Здравствуйте.
― Здравствуйте.
― Ребята!
― Назад!

― Настасья!
― Мало тебе, окаянный, что ты молодость мою погубил, а сейчас и вовсе вдовой сделать хочешь? Ой, Паша! Пашенька! Паша! Пашенька! Пашенька!

Прости, Христом Богом прошу, прости! Паша, не ходи! Не ходи с ними! Погубят тебя ни за грош!

― Вот что, ребята, пулемет я вам не дам.
― Понимаем.

Вот что, ребята, пулемет я вам не дам...

Павлины, говоришь?

А вас кто сюда звал?

/* 42! Все еще интересуетесь, что это значит? */

― Э-ээх. Отмерил? - В аккурат 5 аршин!
― А загорится?
― Должна. Как займется - считай.
― ...19, 20, 21, 22... 28, 29... 30, 31, 32... 41, 42!

― Сорок два!
― Так. Теперь пускай плывут на катере. Ха-ха!
За кордон собрались. Заведут мотор, и через сорок два ка...ак!
― Эт точно. Прибери здесь все.
― Гуси-лебеди, а может, они от нас, может, наши места пролетали?
― А ты откуда родом-то?
― С-под Курска.
― Не бывал. Я ведь из дома таким, как ты ушел и бросало меня по свету белому от Амура...
― от Амура?
...до Туркестана.

Правила жизни от Абдуллы

Мой отец перед смертью сказал: 'Абдулла, я прожил жизнь бедняком и я хочу, чтобы тебе бог послал тебе дорогой халат и красивую сбрую для коня'.

Я долго ждал, а потом бог сказал: "Садись на коня и возьми сам, что хочешь, если ты храбрый и сильный".

― Мой отец ничего не сказал. Джавдет убил его в спину.
― Твой отец был мудрый человек, но кто на этой земле знает, что есть добро и зло? Кинжал хорош для того, у кого он есть, и плохо тому, у кого он не окажется в нужное время.

/* Скучно в гареме долгими летними вечерами без Сухова... */

― О, Аллах! Где же он, муж этот? Все она, Гюльчатай! Когда я была любимой женой Абдуллы, вы каждый день его видели.
― И даже каждый день он кого-то бил.

― Наш муж забыл нас, еще нас не узнав.
― И как его понять, ведь мы не так уж плохи?
― А может быть, Гюльчатай плохо его ласкает?
― Или ему не нравится, как она одета?
― А может?..

/* И Гюльчатай пошла... */

― Ты чего? Тебе который год? Ты это оставь, дочка! А может, и впрямь тебя замуж отдать? Женю на тебе Петруху законным браком. Парень он холостой, повезет тебя к матери своей. А?

А разве ты не можешь сказать, что Гюльчатай твоя любимая жена? Разве она обидится?

― А разве ты не можешь сказать, что Гюльчатай твоя любимая жена? Разве она обидится?
― Ххе! Обидится! Сколько раз тебе объяснять! Нам полагается только одна жена. Понятно? Одна. Ну разве плохо, одну тебя любит муж, одной тебе презенты дарит, заботится, бережет. Плохо?
― Хорошо.
― Ну, вот.

― Одна жена любит, одна одежду шьет, одна пищу варит, одна детей кормит, и все одна?
― Ничего не попишешь.
― Тяжело.
― Конечно, тяжело. Ладно, ладно, спокойной ночи. Завтра поговорим.

/* А неплохо было бы с гаремом ;). Хороший сон... */

/* Враг крадется... */

― Гляньте! Ибрагим! Его халат!
― Бедный Ибрагим!
― Пока их не возьму я, ты останешься с нами.

/* А Сухов пишет письмо Катерине Матвевне № 5. Простите великодушно, небольшая заминка */

― А еще хочу приписать для вас, Катерина Матвевна, что иной раз такая тоска к сердцу подступит, клешнями за горло берет.

Думаешь, как-то вы там сейчас? Какие нынче заботы? С покосом управились или как? Должно быть, травы в этом году богатые. Ну да недолго разлуке нашей тянуться.
Еще маленько подсоблю группе товарищей, кое-какие делишки улажу и к вам подамся, бесценная Катерина Матвевна.

Простите великодушно, небольшая заминка. Докончу в следующий раз.

― Если ты здесь - выходи!

― Мы верны тебе, господин!
― Джамиля, разве ты не была любимой женой? Обидел я тебя хоть раз? Почему ты не умерла?

/* Злец! Нехорошее задумал. НО тут...*/

― А-а-а! А!!!
― Брось оружие! Обернешься - стреляю. Брось! Руки! Кинжал. И пять шагов вперед. Вели твоим нукерам убраться со двора. Я отпущу тебя, как только твои люди уйдут из Педжента Если что, я не промахнусь.

― Абдулла, руки-то опусти.

― Махмуд! Скачите на берег, все! Грузите баркас, спускайте на воду. Я остаюсь в гостях, но если в полдень меня не будет, вернетесь рассчитаться за гостеприимство. Убирайся!

― Петруха! Останешься здесь. А я на берег. Поглядим, что делают бандиты.

― Абдуллу украли!
― Ты что врешь!
― А что мы могли? Он с крыши, по веревкам.

/* Саид снова здесь. Думали, поймали, гады? */

Не говори никому, не надо...

― Обманут тебя. Они сядут на баркас. Ты отпустишь Абдуллу, они вернутся.
― Это вряд ли.

/* А Верещагин мается */

― Опять ты мне эту икру поставила! Не могу я ее каждый день, проклятую, есть. Хоть бы хлеба достала.
― Господи, да где же его теперь найдешь-то? Съешь! Ведь опять не закусывал.

― У-у.
― Ну.
― А.
― Ой, что нынче страху-то в поселке! Из дома никто носа не кажет. Ревкома уполномоченный-то с милиционером все еще в центре. Не вернулись.
А этот рыжий, что к нам приходил, самого Абдуллу будто поймал. Не к добру это. Господи! Ты-то хоть не задирайся, не встревай! Ведь будет с тебя, свое отвоевал.

― Гюльчатай!
Открой личико. Открой! Вроде крадется кто?

― Гюльчатай! Гюльчатай! Принеси воды.

― Руки вверх!
― А, это ты? Чего залез-то? Прошу вас, никому ни звука. Здесь тайник от бандитов.

― А-а-а! /* И нету больше Гюльчатай... */

― Личико-то открой? /* И Петрухи не стало... */

― Петруха!

― А теперь уходи, скорее. Одному нельзя оставаться.
― Не могу, Абдулла убьет женщин.
― Абдулла убьет тебя. Это его жены. Прощай.
― Я рассчитывал на тебя.
― Если меня убьют, кто отомстит Джавдету?
― Я рассчитывал на тебя, Саид.

/* Сухов пишет прощальное письмо и одевается во все чистое */

А ежели вовсе не судьба нам свидеться, Катерина Матвеевна, то знайте, что был я и есть, до последнего вздоха, преданный единственно вам одной. И поскольку, может статься, в песках этих лягу навечно, с непривычки вроде бы даже грустно. А может, от того это, что встречались мне люди, в последнее время, душевные, можно сказать, деликатные. Тому остаюсь свидетелем, боец за счастье трудового народа всей земли, Закаспийского интернационального революционного пролетарского полка имени товарища Августа Бебеля, красноармеец Сухов Федор Иванович.

― Ну что, хранитель, женщины ушли?
― Я задержал их. Посмотрите. Это подземный ход. Выходит к берегу моря. Его прорыли в эпоху самонидов. Последние 400 лет им никто не пользовался.

― Их нет нигде!
― Они не могли уйти далеко.

― Отпустите руку. Пустите, я говорю. Что за насилие?
― Пусти его, Ахмед.
― Извольте немедленно прекратить грабеж. Никаких женщин здесь нет, и мне о их ничего не известно.

/* И хранителя тоже больше нет ;( */

Здесь должен быть подземный ход.

/* Берег, баркас и женщины */

― Кха-кха-кха.
― Ложись! Прижимайся! За мной!

Тут нет никого! Не в песок же зарыли. Здесь тоже никого нет.

/* Чихают. Ну что ж вы так невовремя, товарищи женщины! */

― Ну как ее откроешь, тварь?
― Эх, взорвать бы.
― Гранат нет.

― Оставь хоть патрон, Абдулла, нечем будет застрелиться.

Опять ты мне эту икру поставила! Не могу я ее каждый день, проклятую, есть. Хоть бы хлеба достала.

/* А Верещагин снова поет */

Ваше благородие,
госпожа чужбина,
Жарко обнимала ты,
Да только не любила.
В ласковые сети
Постой, не лови,
Не везет мне в смерти -
Повезет в любви.

Ваше благородие,
Госпожа победа,
Значит, моя песенка
До конца не спета.

Подпоручик хочет гранат?

― Все поешь? Я от Абдуллы. У нас нет гранат, а у тебя, мы знаем, запас.

* Перестаньте, черти, клясться на крови
* Перестаньте...

― Прекрати эту дурацкую песню!

* Не везет мне в смерти -
* Повезет в любви.

- И встать, когда с тобой разговаривает подпоручик!

* Клясться на крови!
* Не везет мне в смерти -
* Повезет в любви.

― Че это ты?
― Да гранаты у него не той системы.

Да гранаты у него не той системы...

/* Абдулла, у тебя ласковые жены, мне хорошо с ними. */

― Полная!

― Эй! Абдулла! Ты еще в чадре или переоделся мужчиной? Абдулла, у тебя ласковые жены, мне хорошо с ними.

― Я дарю тебе их. Когда я зажгу нефть, тебе будет хорошо. Совсем хорошо.

― Житья от них нет. Хоть беги. Тем гранаты, этим пули, чтоб их чума унесла.

А ну давай, шевелись! Быстрей, быстрей! Ты что, заснул, морда! вот я тебя плетью-то проучу.

/* Верещагин и Абдулла */

― Давненько я тебя не видел, Абдулла.
― Давно.
― Ты все кочуешь? Стреляешь?
― Старый стал, ленивый. А помнишь, какой я был?
― Были времена. А что это, люди твои, никак запалить что хотят?
― Да вот забрался один приятель и не выходит.

― Федор! Петруха с тобой?
― Убили Петруху, Павел Артемьич! Зарезал Абдулла.

― Паша!
― Иди, иди! Хорошая жена, хороший дом, что еще надо человеку, чтобы встретить старость?

― Ну и потратилась, подумаешь, зато муки достала. Нынче борща сготовлю, лепешек напеку. Хоть с отрубями, а все ж таки хлеб.

Засиделись мы, что это? Вот уполномоченный с центра вернется и мы первым же баркасом в Астрахань пойдем. Могилку сыночка поправить пора.
Уж заросла ведь, поди, совсем, ну кто за ней смотрит? И в церкви, почитай, второй год как не были. Грех ведь. А рубаху наденешь с вышивкой.

Я как тебя в этой рубахе увижу, так сразу все в памяти встает, и как в Царицыне в лазарете свиделись, и как с германской...

Паш, а ты пароход "Князь Таврический" помнишь? А в Казани на ярмарке-то? Как ты этого штабс-капитана-то, а?

Ты ведь меня знаешь, Абдулла, я мзду не беру. Мне за державу обидно...

/* Верещагин запирает Настасью в подвале и идет на берег */

― Так нет же никого в таможне. Кому платить - неизвестно. Хочешь, мы заплатим золотом?
― Ты ведь меня знаешь, Абдулла, я мзду не беру. Мне за державу обидно.
― Аристарх! Договорись с таможней.

― Зажигай!

― Постой, Абдулла! Это говорю я, Саид.
― Как прикажешь тебя понимать, Саид?
― Убейте его!

― Зажигай!

― Верещагин! Уходи с баркаса!

― Отдай!
― Помойтесь, ребята!

― Ушел, ведь ушел. Окаянный...

― Паша!

Абдулла! Таможня дает добро!

― Ну что, таможня, очухался? Абдулла! Таможня дает добро! /* Уже не дает */
― Ай!!!

― Махмуд!
― Зажигай!

― Обойди его сзади. Махмуд! Не давай ему высунуться.

― Не заводи машину!
― Счас подойдем поближе, Федор Иванович.
― Взорвешься. Стой!

/* Все... */

― Я здесь, Абдулла. /* Стреяет. Вот и Абдуллы не стало */

― Выходите, барышни.

/* Солнце еще не взошло */

― Слушай, а может, обождешь? До центра вместе доберемся, а там по железной дороге. А?
― Нет. Это ж крюк какой. Я напрямик, скорей получится.
― Ну, коня возьми.
― Не... хлопот с ним. Кормить надо. Прощай.

― Ну? Джамиля, Зарина, Гюзель, Саида, Хафиза, Зухра, Лейла, Зульфия, ... До свидания, барышни, извините, коль что не так.

― Спасибо!
― Не за что.

― Ты как с Джавдетом? Может, помочь?
― Нет, Джавдет мой. Встретишь, не трогай его.
― Ну что ж, тогда счастливо.

/* Очередное письмо бесценной Катерине Матвевне. № 7. Сухов снова идет домой */

Добрый день, веселая минутка.
Здравствуйте, бесценная Катерина Матвевна. За прошедшую отсрочку не обессудьте, видно, судьба моя такая. Однако ничего этого больше не предвидится, а потому спешу сообщить вам, что я жив, здоров, чего и вам желаю.

/* КОНЕЦ */

И ведь что интересно...

"Белое солнце пустыни" - лучший талисман для космонавтов

Это такой общеизвестный факт. Каждый раз накануне полета советские (а теперь российские) космонавты смотрят фильм "Белое солнце пустыни".

- Во-первых, на удачу.
- Во-вторых, фильм используется как пособие для обучения космонавтов операторской работе. Как строить план, как работать с камерой. Прекрасный пример совмещения приятного с полезным.

Чему как бы учит нас текст фильма

Подземный переход в пустыне - важнейшая вещь. Обязательно пригодится. Лет через 400.

Смотрите хорошие фильмы - и будет вам счастье.
И помните: Да гранаты у него не той системы.

Комментарии (22)


Добавлено на сайт: 10.11.2010