Цитаты из фильмов, мультфильмов, хороших книг. Самое лучшее - на все случаи жизни.

"Достучаться до небес" - текст

Полный текст фильма "Достучаться до небес (Knockin' on heaven’s door)"

На небе только и разговоров, что о море и о закате.

Там говорят о том, как чертовски здорово наблюдать за огромным огненным шаром, как он тает в волнах... и еле видимый свет, словно от свечи, горит где–то в глубине...

- Моря не видели. - Не видели, никогда? Так поспешите. У вас мало времени

В двух словах

Два слова о фильме...

Зачем стоит перечитать текст фильма "Достучаться до небес (Knockin' on heaven’s door)"

- ...
- ...
- ...

А теперь - текст

/* True Romance. I will survive! */

― Стоп! Стоп! Стоп-стоп, стоп-стоп-стоп! Эй!
На сегодня всё. Здесь публичный дом, а не мюзик-холл.
Забудьте о технике. Вы должны как следует завести клиента на всю ночь.

/* Анекдот про разные яйца */

― Короче... "У вас разные яйца", - говорит ему доктор.
― Угу...
― Яйца. Деревянное и железное.
― Угу...
― Мужик непонимающе смотрит на доктора. А тот замялся, и не знает что сказать.
  Потом говорит мужику: "Дети есть?"
― Угу...
― Тот ему: "Да. Двое. Пиноккио три года, а Терминатору семь".
― ...
― Хе-хе-хе, хе-хе-хе-хе...
― Это что, всё?
― Да, чёрт возьми.

― А кто Пуноккио?
― Фух... Пиноккио - это марионетка из деревяшки, а Терминатор железный.
― А... Соль не понял.
― Слушать надо лучше.
― Нормально я слушал.
― Нет, не нормально. Тебе каждый анекдот по три раза гоню, а ты не въезжаешь.
― Да чего въезжать в эту лажу? Терминатор... Терминатор - машина. Он из металла.
  Так. Но, но почему ребёнок-марионетка, а?
― Что тут скажешь. Все, хватит! Завязываем с анекдотами, больше не рассказываю.

/* Френк приказывает отогнать тачку Кертису */

Понял, босс. Всё яснее ясного

― Ясно, босс.
― Хрен вам ясно. Отгонять - значит ехать без остановки.
― А если поссать хочу?
― Если поссать, то один из вас, клоунов, идёт и ссыт. А другой сидит в машине. Тачку без   присмотра не оставлять. Ясно?
― Вопросов нет.
― Абдул, ты всё понял?
― Понял, босс. Всё яснее ясного.
― Ладно.

/* Френки отдает Хенку ключи */

― Короче, Хенк, мы сейчас кинем монетку. Если решка, я поведу, если...
― Абдул. Хенк поведёт тачку первым. Потом как хотите. Но сейчас поведёт Хенк.
― Ну конечно. Всё как обычно. Тебе весь кайф, а я на побЕгушках.
― На побегУшках.
― Тоже, нашли козла.

― Эй, может дождёшься, когда я сяду?
― Осторожней, я сказал!

ДОСТУЧАТЬСЯ ДО НЕБЕС

/* Мартин и Руди едут в одном поезде */

/* В больнице */

― Добрый день. Как мне пройти на обследование?

― Здесь можно курить?
― Нет, у нас не курят.
― Как я не догадался?

― Вурлитцер? Руди Вурлитцер? Руди Вурлитцер?
― А?..
― Идём.

― Разденьтесь, пожалуйста.
― Трусы снять?

― Нет. Так сойдёт. Возьмём анализ мочи.

― Сестра! Мне б ещё стаканчик, а то не всё влезло.

― А я недавно ходил.
― Либо поднатужтесь, либо я введу катетер.

― Глубокий вдох. Не дышать.

/* Мартин узнает диагноз. Сколько мне осталось? Нисколько... */

― Нет. Хм... Ну вы огорошили.
― Да-с... Диспансеризация - нужная штука.
― Это здесь? Тогда режьте.
― Мы могли бы...
― Могли ли бы вырезать? Что это значит?
― Это значит, что у тебя опухоль. И очень большая. Она давит на мозг, а это не к добру,   сынок. Слишком поздно.
― И сколько мне ещё?
― Нисколько.

/* Руди тоже */

― Мой отец тоже... От рака умер. Ампутировали всё, что можно... Но не помогло. Всё-равно   умер.
― И сколько времени с тех пор прошло?
― 20 лет.
― На сегодняшний день медицина значительно продвинулась.
― В технике, возможно. Но против рака или СПИДА у вас ничего нет.
― Всегда будут болезни, против которых мы бессильны. Понимаю ваше беспокойство.

― Беспокойство? Знаете, что я считаю? Что смерть... очень неприятная форма бытия.

/* В палате. Мартин курит. У него же не опухоль мозга... */

― Ну, идёмте же.
― О нет.

― Что вы себе позволяете, герр Брест? Правила не для вас писаны? Это ваша койка. Вещи   можете повесить в шкаф. Доктор Вортман вечером ещё к вам заглянет. А пока отдыхайте.
― Спасибо.
― Не за что. А про сигареты доктор узнает, и у вас будут неприятности.
― Девушка! Сделайте мне минет. Или... чайку принесите.
― Хмм...

/* Оба двое ведут */

― Дай, лучше я поведу.
Аллах, пусть он ждёт, когда я ему башку застрелю... Зачем воспитываешь мое терпение?

― Как почему? Мне Френк сказал, в пути поменяемся. Вот и пошел.
― Господи боже мой. Мы и половины дороги не осилили.
― Аллах, пусть он ждёт, когда я ему башку застрелю.
― Совсем спятил.
― Зачем воспитываешь моё терпение?
― Испытывать терпение.

― ...
― Коробка-автомат. Передвинь рычаг.
― Зинаю.
― В положение Д.
― Зинаю.
― И говорят не "застрелю башку", а "прострелю". А то "застрелю башку"...
― Зинаю.

/* Мартин проверяет, как Руди */

― В чём дело?
― Хе-хе-хе. Хотел убедиться, что всё в порядке.
― В порядке? Что, интересно?
― Я проверял, ты того или нет. Неохота лежать в одной палате с трупом.
― Я ведь не умер? Я пока жив.

― Вот и радуйся. У меня в голове опухоль с теннисный мяч. Если повезёт, протяну ещё дня три.
― Они так и сказали?
― Ага.
― Слышал про саркому кости? Она как раз у меня.
― Хм... Мы наверно лежим в палате для конченных. Этакий чулан.

/* Со стены падет распятие. Открывается тумбочка. Бутылка текилы. О! */

― Может, надо было спросить у кого-нибудь?
― Ага. Сестра, нет ли соли и лимончика? А то текилку нечем закусить.

― Соль.
― Лимончики.

/* Абдул сбил мальчика. Наглый попался! */

― Молодец, Абдул. Здорово. На красный свет нёсся.
― Знаю.
― Достаточно одной царапины, и Френки нас уроет!

― Вы совсем с катушек съехали!
― Это что? Откуда взялся?
― Вы меня сбили, уроды! А... Нога!
― Что с ней, болеет?
― Да, Ахмет!

― Вроде всё хорошо.
― Ты доктор, что-ли?
― Брось, мальчик, всё в порядке.
― Бананчик хочешь?
― Значит, так. Вы отвезёте меня в больницу. На этой тачке. Козлы.
― В нашей машине только два места.
― Сядешь в багажник, водила хренов!

/* Мартин и Руди уже накачались текилой */

― Закури. Так легче.
― Курить?! Нет, это опасно для здоровья.
― У меня же не рак лёгких.

Стоишь на берегу, и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря.
И веришь, что свободен ты, и жизнь лишь началась.
И губы жжёт подруги поцелуй, пропитанный слезой.

― Я не был на море.
― Ладно, не заливай. Ни разу не был на море?
― Не довелось. Не был.

Что ты им скажешь? Ведь ты ни разу не был на море. Там, наверху, окрестят тебя лохом - Не успел. Не вышло. - Не знал, что на небесах никуда без этого?

― Уже постучались на небеса, накачались текилой... Буквально проводили себя в последний   путь. А ты на море-то не побывал.
― Не успел. Не вышло.
― Не знал, что на небесах никуда без этого?

Пойми, на небесах только и говорят, что о море. Как оно бесконечно прекрасно… О закате, который они видели… О том, как солнце, погружаясь в волны, стало алым как кровь. И почувствовали, что море впитало энергию светила в себя, и солнце было укрощено, и огонь уже догорал в глубине.

― А ты? Что ты им скажешь? Ведь ты ни разу не был на море. Там, наверху, окрестят тебя   лохом.
― Что ж теперь поделаешь?

/* К морю! Сначала на стоянку */
/* Хенк и Абдул ждут около смотровой */

― Больно? А что случилось?
― Да, всё те уроды. Пилят на красный, сбивают меня со скейта. Придурки.

― Что, что?

― Я тут подумал. Вы лучше не отпускайте этих дебилов. А то кранты со страховкой. Я знаю.
― Хорошо.

― Послушайте, мы очень спешим. Видно же, что он не пострадал.
― Нет уж, пусть доктор посмотрит.

/* Стоянка. Двести тридцатый Мерседес небесного цвета. Дверь открыта */

― Выбей стекло.

― Вы сбили ребёнка и хотите удрать?
― Эй, не дайте им уйти!
― Так. Мы выполняем важное поручение.
― Всем заткнуться и руки вверх. Хенк, пошли.
― Это что за хрень?

― Ты что-то вякнул, сестричка? Хенк сказал, мы спешим. Абдул сказал, уходим. Понимаешь?
― Вы что, офигели? Не отпускайте их!

/* Ключи за солнцезащитным щитком, да */

― Надо врезать как следует.
― По рулю что-ли, а?

/* Абдул и Хенк стремятся к машине. Изо всех сил */

― Абдул!
― Скажи, как твой нога?
― Уже, уже лучше.
― Боль нет?
― Да, боли нет!
― Хорошо. Гавнюк.

― Нам нужнее.
― Я нажму кнопку, ждите.

Доктор, операция уже прошла? - Да, ты уже в раю. Я - Господь, а он - святой Пётр. - Салям алейкум

― Да, ты уже в раю. Я - Господь, а он - святой Пётр.
― Салям алейкум.
― Мне только гланды вырезали...

― Извините, пожалуйста. Вы не знаете... где тут выход?
― Вон там, слева.
― Слушай, у них тачка как у нас.
― А?..

/* Утро нового дня. Мартин палит по банкам */

― Где ты взял пистолет?
― В бардачке.
― Да... В тачке? А что это за машина?
― Двести тридцатый Мерседес небесного цвета.

― Я спрашиваю, откуда она?
― Мы её украли.
― То есть, выходит, что я теперь соучастник угона?
― Ну, можно сказать и так.
― У меня тут сплошные пробелы.

- Тебе в раю не о чем будет говорить. - Да, знаю. Я хочу на море, но... Мне страшновато. - Знаешь что? Бояться глупо

― Мартин Брест, точно?
― Да. Из госпиталя. Что, с самого начала рассказывать? Мы направляемся к морю. Ты там   никогда не был. Вот мы и решили съездить.
― Кажется, я уже не хочу.
― Хм. Тебе в раю не о чем будет говорить.
― Да, знаю. Я хочу на море, но... Мне страшновато.
― Знаешь что? Бояться глупо.

/* Френк негодуэ. Олухи! Кретины! */

― Разве я не сказал, что нельзя ни на секунду покидать её?
  Разве я не сказал вам, идиоты... что с этой тачки даже глаз спускать нельзя? Я вам сказал?
― Да, сказал, босс, но...
― Так что ж вы не делаете то, что я сказал?
― Да этот мальчишка...
― Не хочу больше слышать это дерьмо. Я мог бы вас просто прикончить. То есть я имею на это   право. Но мне нужна машина. Итак, даю вам последний шанс. Верните мою тачку вместе   с теми ублюдками, которые её угнали и побыстрее. Ну, дошло до вас?
― Да, да.
― Отлично.

/* Мартин и Руди пошли грабить бензоколонку */

― Привет.
― Привет.
― 85,70.
― Хе-хе-хе. Знаю. У меня нет денег. Прости.
― Ага, путешествуешь на Мерсе, а бабок нет?
― Да.
― Тогда пиджачок оставляй.
― Ха-ха-ха.
― Так. Не могу сказать, что у нас возникла проблема, но...

/* Пистолет выпал из штанины */

― Я должен в страхе бежать?
― Мартин, с ума сошёл?!
― Вот и я то же говорю, компромисс всегда найти можно.
― Убери пистолет. Я не хочу быть соучастником вооружённого разбойного нападения с членовредительством. Ой, что это я? Это я, наверно, с похмелья. Забудь что я сказал.
― Руди, иди в машину.
― Никуда я не пойду.
― Эй, какой же это разбой, если я ничего не взял?
― Но ты собираешься.

/* Нужно продумывать действия перед нападением */

― Парни.
― Тихо! У нас нет денег. У тебя они что-ли есть?
― Ребята.
― Момент. Но так же нельзя.
― Как нельзя?
― Против закона нельзя.
― Слушайте!
― Что!?

― Хочу дать вам совет. А то пальчики уже затекают. Может, стоит продумывать действия   перед нападением?
― Слушай, ты меня достал. Пушка настоящая.
― Верю, сынок. Только что ты можешь мне сделать? Сейчас без двух минут десять. А в десять   придёт мой друг. Он из полиции. И придёт вовремя. Просто проверить, всё ли в порядке.   Выпьет травяной ликёрчик и уйдёт, если убедится, что всё спокойно.

/* Десять. Пришел друг из полиции. За травяным ликерчиком */

― Где Клаус?
― Какой Клаус?
― Я всегда прихожу по утрам, и тут обычно стоит Клаус.
― А, Клаус... Болеет. Кхм...
― Угу. Допустим, ты не врёшь, и он болен. Что это за тачка?
― Это двести тридцатый Мерседес небесного цвета.
― Небесного?
― Ага.
― А где водитель?

― Какой ты наблюдательный.
― Угу.
― Э-э... стой-стой, стой-стой-стой. Я угнал этот Мерс от больницы, вместе с Руди.
― Что за Руди?
― А...
― Руди Вурлитцер. Руди захотел на море, а машины у нас не было. Как добираться, пешком?
  А Клаус вовсе не болеет. Разве что головой. Захотел примерить мой костюмчик. А мне что,   голым ходить? Ха-ха. Так что он сидит теперь здесь, внизу, с заряженной пушкой у лба.

― Ха, ха-ха. Классно. Ну ты даёшь. Ликёрчик за счёт заведения, как обычно.
― Обычно он стоит 2-50. С Клаусом ты, ясное дело, договорился, он твой друг. Но у меня он   стоит 2-50.

/* Забрали деньги и уехали */
/* А Хенк и Абдул ищут мерседес */

― Добрый день. Чем могу быть полезен?
― Сколько стоить? Это 230-й СЛ. Коробка-автомат.
― Мой коллега спросил, сколько он стоит.
― Такой как этот, да? То есть кожаный салон, спецлак, гидроусилители руля, стерео.
― Сиколько?
― Ха-ха-ха-ха. Ладно. Вы иностранец, а? Иностранцам непросто в Германии, поэтому...

― 70 тысяч.
― Вы что, шутите? Она ж не новая.
― Это я знаю. Но машинка редкая... А редкие штучки дорого стоят, а? Нет, сначала договор.
― Абдул...

- Примочим гада? - Замочим. - Замочим гада, а тачку возьмём.

― Но не ситолько.
― И у меня не хватает.
― Примочим гада?
― Замочим.
― Замочим гада, а тачку возьмём.

― Вы не могли бы придержать её до вечера?
― Да, конечно.
― Шайтан.

/* Мартин и Руди в магазине. Костюмы примеряют */

― И этот хорошо. Но померяй ещё раз тот, красненький.
― Да, я померяю красный. Но возьму всё-таки этот. Если ты и магазин хочешь ограбить, то без   меня. Ясно?
― Ясно.

― У вас курить можно?
― Конечно.
― Сколько стоит всё это удовольствие?
― То, что вы уже надели, стоит 2300.
― 2300? Тогда придётся сходить за деньгами. Но для начала вот. примерно, 3000. Для начала.   Руди!
― Мартин, это самый крутой прикид, что я носил в своей жизни. Спустим ещё пару марок? Ведь   для нашей нефтяной компании это семечки.
― Именно. Принесу ещё, а ты меня жди здесь.
― Идет.
― Идет.

/* Где тут ближайший банк? */

― Простите, но у нас перерыв.
― Сегодня останетесь без обеда.
― А!..

― Что-нибудь скажете, или будем стоять?
― Хорошо, у вас три секунды. Или скажете мне, чего я хочу, или... эта пушка не игрушечная.
― А, вы хотите наши деньги?
― Браво.
― Ха-а...
― Стольник тебе, всё остальное в пакет. Шевелись.
― Ага.

/* А продавщица в магазине ненавязчиво пристает к Руди */

― Простите.
― В чём дело?
― Простите мой интерес, но ведь клиенты в пижаме приходят к нам... не так уж часто.
― Угу. А босиком ходят?

― Алло. Меня зовут Мартин Брест. Как видите, я как раз граблю ваш вшивый банк.
  А то понимаете, выбрал себе клёвую одёжку, а расплатиться не в силах.
― Камера звук не записывает. Но слова я передам.

― 80 тысяч.

/* Какой костюм крутой */

― Смотри на чувака.
― Ну, и что с ним?
― Какой костюм крутой.
― Идём.

― Беру чёрный.
― Вот. Сдачи не надо. Пошли.
― Что? Куда мы спешим?

/* Попытка ограбления № 2 */

- Что лыбишься, ублюдка? Гони деньги или умрёшь. - Вы опоздали буквально на минуту

― Руки вверх! Ограбление.
― Что лыбишься, ублюдка? Гони деньги или умрёшь.
― Вы опоздали буквально на минуту.

 

/* Руди в красном костюме */

― Какой-то нелепый этот красный. Ну согласись.
― Ладно, не болтай. Красный - это твой цвет.

― Что у тебя там?
― Пошли.
― Скажи, что в пакете, или я останусь здесь навсегда.
― ...?

/* Хенк с Абдулом валят из банка. Полицейские тщетно пытаются их преследовать */

― Вот шайтан!
― Всё, уходим.

/* А Мартин и Руди считают деньги */

― 60, 70, 75... 75 тысяч. А я хожу в этом уродском костюме.
― Хе-хе-хе. Новый купим!
― Хе-хе-хе.
― Новый купим. Даже два.

― Тринидад, Огненная земля, Бора-Бора...
― О, Гавайи!
― Или что-то там ещё с непроизносимым названием.
― "Отражённые объекты ближе, чем кажутся". Мне бы просто на море.

/* Мартину плохо... */

Думаешь, мы действительно будем сидеть на облаке и говорить о море? - Да. Я твёрдо в это верю

― Да. Я твёрдо в это верю.

 

/* Полиция не дремлет... Работает полиция */

Ты уж мне перезвони, когда выяснишь. Прости.

― Шеф, вот пришло из Висбадена.
― И что?
― Ничего. Мартин Брест чист как снег.
― В каком смысле?
― Никогда не привлекался.
― У него что, крыша едет? Даже скорость ни разу не превысил, и вдруг ограбление банка,   нападение на бензоколонку. А что слышно насчет этого Мерседеса?
― Пагода. Тихо. А теперь спросите: почему?
― Объявите его в розыск, Келлер. Просто в розыск.
― Есть, шеф.
― И вот ещё что.
― Да?
― Ничего.

/* Багажник. Кейс. Миллион */

― Целый миллион! А ты пошел грабить банк.
― Да, миллион. Эта тачка - счастливая!

- Целый миллион! А ты пошел грабить банк. - Да, миллион. Эта тачка - счастливая! - Эй, ты куда идёшь? - Я уволился!

/* Люкс в гостинице */

― Кхм... Если вам что-нибудь понадобится, зовите меня.
― Ага. Что? А, ну да.
― Спасибо. Желаю вам приятного пребывания. Спасибо!

― Эй, ты куда идёшь?
― Я уволился!

/* Обыск в доме Мартина */

― Что весь дом перевернули - вижу, а нашли хоть что-нибудь?
― Да, шеф. Тут-то мы его возьмём. Приглашают в больницу на обследование. Успеем, у нас   полчаса.
― Она вчерашняя.
― Значит опоздали.

/* Руди заказывает еду */

И ещё... Бутылочку... Куве дом Перегнон. Лучше две бутылки Куве дом Перегнон

И ещё... Бутылочку... Куве дом Перегнон. Лучше две бутылки   Куве дом Перегнон. И два фужера.
  Десять минут? Ага, спасибо. Ясно. И ещё французский словарь.

/* Пока Хенку достается от босса, Абдул зажигает */

― Конечно, босс. Ясно, Френки. Дело осложняется тем, что легавые тоже ищут тачку. Мы слушаем полицейскую волну. Можешь положиться на нас, Френки. На все 120 процентов.
― Эй, красотка! Я классный мужчина! Пойдем, выпьем?
― Ты же нас знаешь. Да, на все 120. Обещаем.
― Ты лесбиянка, что-ли? Эй, постой, краля.

― И что он сказал?
― Френки сказал... что если мы, два урода, не найдём машину раньше чем копы, то нам   крышка.
― Угу.
― Угу.
― Брось. Френки - мужик не злой.
― Ты серьёзно? Я слышал, он откусил яйца своему должнику. Причём оба за один укус.   И проглотил их!

/* Что это было ? Яйца бычьи */

― Ах, вкуснота. Что это было?
― Яйца бычьи.
― Хе-хе-хе. Мы с тобой съели бычьи яйца?
― Похоже да.
― Мороженное хоть настоящее?
― Угу.

/* Самое важное желание */

― Сколько у тебя?
― Восемь.
― Восемь?
― А у тебя сколько?
― Двадцать.
― А успеешь? Тебе всего несколько дней осталось.

― Да. Может стоит выбрать одно, самое важное?
― Выбрать можно. Но какое важней?
― Ладно, мы сделаем так. Назови номер из моего списка, а я из твоего.
― Идёт. Кто начнёт?
― Ты.
― Так, у тебя их двадцать. Выбираю номер... один. Первый номер.

― Угадал первый. Это Кадиллак для моей мамы.
― Кадиллак для твоей мамы?
― Да. Кадиллак-Флитвуд. Какой Элвис подарил своей маме. Моя мама - страстная поклонница Элвиса. Помню, в детстве я вместе с ней смотрел ТВ. И видел, как он дарит. А мама даже прослезилась. С тех самых пор это стало моим самым заветным желанием, да. Но таких денег не было.

― Это... Хорошее желание. Мне нравится. Твоя очередь. Назови цифру.
― Ты насчитал восемь. Тогда семь. Нет, я тоже выбираю первое.
― А другое нельзя?
― Это твоё желание? Желание номер один?
― Согласен, это не так красиво как Кадиллак для мамы, но...

Это твоё желание? Желание номер один? - Согласен, это не так красиво как Кадиллак для мамы, но... - Трахнуть сразу двух?

― Переспать с двумя.
― Это называется "трахаться".
― Это на твоём языке.
― Да на любом языке. Спать... спать - это закрыть глаза и баиньки. А ты хочешь трахнуть...

/* Снова приступ */

/* Утро */

― Они в номере "Королевская сюита".
― Перекрыть фойе, быстро!

― Вставай, Мартин, быстрей. Поднимайся!
― В чём дело?
― Здесь полиция.

/* Номер с заложником удался. И с раздеванием полицейских. В лучших традициях */

Бросьте оружие. Или застрелю заложника. Раздеться

― Ну, как, вы их арестовали?
― Я что, Бэтмен?
― Вы администратор?
― Да.
― Крепитесь. Они хотят взорвать отель. 30 кг тротила. Мы побежали за сапёрами.

/* Держите ключи. И не оставляйте их больше за солнцезащитным козырьком */

― Красивая игрушка.
― Не понял?
- Бывает, бывает. Эти ублюдки-воришки в отеле охлаждаются. - Прохлаждаются

― Она наша.
― То есть как?
― У нас её украли, сержант.
― Беда.
― Что ж, бывает.
― Бывает, бывает. Эти ублюдки-воришки в отеле охлаждаются.
― Прохлаждаются.
― Тачка ваша? Держите ключи. И не оставляйте их больше за солнцезащитным козырьком.

― Ясно?

― Сейчас я, кончаю!

― А приятные легавые.

/* Френки, это всё сволочи легавые. Они свистнули лимон. У них такой коррекция. Коррупций */

― Я ведь знал, что могу на вас положиться. Чисто сработали.

― Где кейс?
― Какой кейс, Френки?
― Где кейс, в котором были мои деньги?
― Мы ни о какой кейс не знали.
― Ясно, не знали. Кто ж вам скажет! Там был кейс. В нём миллион, который я задолжал Кертису! А теперь вы должны его мне.
― Но, Френки... Где же нам взять лимон-то?
― А я знаю? Сходите в банк, сыграйте в лото, в конце концов.

― Френки, это всё сволочи легавые. Они свистнули лимон. У них такой коррекция. Коррупций.
― А сразу трудно сказать?
― Зинаю. Зинаю.

/* Мартин и Руди лихо импровизируют. Над святым стебутся */

― Что-нибудь случилось?
― Здравствуйте, проверка документов.
― Техпаспорт. Водительское.
― Почти новая?
― Года нет.
― Сколько прошла?
― 30 тысяч.
― В армии служили?
― Пять лет.

― Отвечать чётко.
― Служил.
― Проблемы с радиатором?
― То есть?
― У машины.
― У этой? Нет. Ничего.

― И документы чистые. Эта тачка как будто создана для спецзадания.
― Что за спецзадание?
― Выйдите. Прошу. Значит так. Речь идёт о секретном задании.
  Мы выбрали вас, потому что считаем, что вы как нельзя лучше подходите для этой миссии.
― Миссия? Как насчёт вознаграждения?
― Это правительственное задание.
― Слушаюсь.

/* В это время полиция доблестно и с присущим ей блеском расследует дело*/

― Герр Шнайдер, герр Шнайдер!
― Комиссар Шнайдер.
― Герр комиссар Шнайдер, я хотел доложить, что Брест угнал патрульную машину.
― Нельзя было дождаться, пока я выйду?
― Это ещё не всё.
― Что, мне опять угадывать?
― Не угадаете.
― Келлер.
― Тот другой, Руди Вурлитцер - его заложник.
― Заложник?
― Ну да. Брест угрожал ему пистолетом и грозил прострелить башку.
― Вот как? Келлер, а как вы добрались до участка?
― На автобусе.

― Доверенность. Депеша.

/* Полиция выезжает. Даже вылетает */

― Изучив информацию, могу сказать что они в этом районе.
― Молодец. Славно поработал. А вы хотите отличиться?
― Хотим, шеф.
― Организуйте розыск в той зоне. Келлер, слетай туда на стрекозе.
― "ВВП".
― Что, что? Официально "ВВП", а не стрекоза.
― Мне без разницы, главное, чтоб взлетела!

― Руки за голову, и отойдите от машины!
― Что?
― Руки за голову. Я полицейский. Выполняйте.
― Я тоже. Идите сюда, мне нужна помощь. Тут неприятности с радиатором. Я залил воду, но   двигатель перегревается. Что делать?
― Я в машинах не секу. Покажите удостоверение.
― Итак, внимание. Я специальный агент МВД, и везу депешу в ведомство канцлера республики.
  Было бы очень предпочтительно, чтобы мне предоставили вертолёт. Сейчас же!
― Документы дадите?
― Хе-хе-хе-хе. А я-то думал, полицейские машины всегда в порядке. Сел, да доехал. Как летающие тарелки. А выходит...

― Изучили, коллега?
― Хорошо. Вам предоставят вертолёт.
― Спасибо. Что такое? Произвол! Я этого так не оставлю!

/* Где-то там море. Но до него надо добраться. Приступы участились */

― Руди...

― Втирайте круговыми движениями, но только несильно.
― Понятно.
― У вас это есть?
― Прошу прощения. Оно только по рецепту.
― Давайте без этой бюрократии. Речь идёт о жизни и смерти! Я заплачу любую сумму.
― Это очень сильный стимулятор кровообращения.

― Сейчас.

/* Руди стреляет и ему дают лекарство */

/* Мартин и Руди попали в телевизор. Мартин как преступник, а Руди заложник. */

― Оцепить здание. Никого не выпускать. Преступник вооружён. Начинаем операцию.

― Шеф, вы должны это видеть.

― Пока нельзя сказать, сколько убитых и раненых. Сейчас мы передаём слово нашему спецкору   Клелии Сарто. Клелия, мы подключаемся к вам.
― Опять угадывать?
― Мне всё-равно терять нечего!
― Так он больной, да?
― Эй, быстро! Не злите меня. Эй, это и тебя касается. Чтобы через минуты убрался.

― С тех пор прошло десять минут. Полиция удалилась и оставила преступника Мартина Бреста и его заложника Вурлитцера в этом турецком ресторане.

― Что мы ещё узнаем?
― Очевидно душевнобольной Мартин Брест захватил заложника Руди Вурлитцера в больнице,   где они оба лежали в ночь с понедельника на вторник.

― Да у неё нет сисек! Ха-ха-ха-ха!

― Снайперы. Наверняка на крышах кучи снайперов.
― Если б они были, ты б уже там не стоял.
― Но я ж заложник. Они не стреляют в заложников.
― Бывали случаи.

/* Телефон */

― Алло. Мама...

/* Это Стокгольсмский синдром. Очевидно */

― Это Стокгольсмский синдром. И этот синдром описывает смену отношения заложника к похитителю. Так сказать, радикальное бессознательное изменение их общей стратегии выживания. Смотрите, сначала заложник в панике. Проходит время, и он начинает испытывать доверие и симпатию к похитителю. А тот с неизменной жестокостью продолжает преследовать свою цель.

― Да какую цель-то? В жизни не слышал такого бреда.
― Герр Шнайдер! Позвольте уж мне судить о психологии.
― Судите о своей психологии. Но эти два кадра нас очень серьёзно водят за нос.

/* */

― Не надо денег. Заведение угощает. О... Простите, я такую сумму разменять, кажется, не смогу. Тут же не банк.
― Это всё вам.
― О...

― Они выходят.
― Давай, пошевеливайся.
― Простите, но мне нужна ваша машина.
― Ближе, ближе...
― Волосатый, садись.
― Не называй меня волосатым.
― С другой стороны.
― Ещё ближе. Мы в эфире? Мы в эфире. Покидая закусочную, Брест, угрожая пистолетом, отнял у женщины красный Форд Капри. Брест, который действует решительно, днём раньше ограбил банк. И завладел суммой в 80 тысяч марок.

― И заметьте, моим миллионом.
― Да.

― Мы не знаем, каковы планы Бреста в отношении Вурлитцера. Пока заложник не пострадал.
Мы будем следить за развитием ситуации, и своевременно информировать вас. Клелия Сарто, специально для канала ТВЛ-2.

― Коррупция... Легавые... Козлы! У него в руках был мой кейс. Пусть едут Карлос и Родригесы, оба. Нужно вернуть деньги немедленно!

/* Ненавязчивое преследование. Весь штат полицейских машин */

― Шеф, они едут по направлению к голландской границе.
― Хорошо. Проследите, чтобы за ними велось преследование. Только ненавязчивое.

― Что они себе думают? А вдруг в панике ты застрелишь заложника? Считай, прав уже нет.


/* Мартин и Руди между двух огней. С обеих сторон стреляют яростно и с остервенением */

- Знал бы, освоил бы другую профессию. - А этой ты учился в институте?

― А этой ты учился в институте?

― Мы оторвались? Они отстали от нас!
― Ха-ха-ха-ха!

/* Обрыв подкрался незаметно */

― Смотались! Этим гадам опять везёт.
― По-моему, даже слишком везёт! Вы продолжите розыск в одиночку. Ясно? Келлер, я передаю вам это дело! А то из-за тех кретинов моя пенсия уплывёт. Теперь докажите всем, что вы настоящий полицейский!

― Хорошо, шеф. Спасибо за оказанное доверие. Я всё сделаю. Я найду вас, уроды! Сволочи-недоноски! Слышите, найду вас! Эй, шеф! Шеф! Шеф!

 

/* Пора вернуть долги. Мартин подсел в машину к полицейскому */

― Привет.
― Вы что, не знаете правила? Хотите спросить, обратитесь через окно.
― Нет, тогда все увидят мою пушку.
― Аккуратнее с ней.
― Дай отдохнуть рукам. Знаешь меня?
― Нет.
― Смотри.

― Я поздно женился... У нас детей пока нет, но моя жена сейчас в положении.
― Вот и отлично! Радуйся. Теперь послушай. Так, сейчас. Держи.

Это 80 тысяч марок, которые я украл из банка. Там всё написано.
Здесь то, что я украл на бензоколонке. Около 2 тысяч. И вернуть их придётся тебе. Ты меня не подведёшь?

― Ни за что.
― Чудно. Будем считать, что с вашей конторой я рассчитался. Если увижу ещё одного легавого, заложник умрёт.

/* Рубай капустку. В роли таксиста - режиссер Томас Ян */

― Ну, как прошло?
― Долгов у нас больше нет.
― А... Мне бы так.

― Рубай капустку.
― Эй! Понадоблюсь, звоните 2-7-2-7!

/* Нам нужен Кадиллак-Флитвуд */

― Добрый день. Что вам угодно? Вы, кажется, сюда уже заходили?
― Нет.
― Нам нужен Кадиллак-Флитвуд.
― А, Кадиллак.
― Да, причём точно такой, какой Элвис подарил своей маме.
― Элвис... Как скажете.

― Удачный день.

/* Мартин и Руди рассылают остаток денег по адресной книге */

― Корнелия Элизабет Хенкель, 10 дысяч. Какой адрес?
― Я же сказал, Хрюкен-байнштрассе.
― Ну и название для улицы.
― Так, брось их в ящик.

― А это что за фокусы?
― Кадиллак для твоей матушки, две девки для меня. Я же должен их угостить.

― Кадиллак!

/* Время испольнения желаний. Первое Мартина */

― Привет, мама.
― Мартин? Мальчик. Что это тут, на переносице?

― Мартин, где ты был так долго?
― Смотри, смотри, что я тебе прикупил.
― Просто чудо. Просто чудо! Господи, у меня даже водительских прав нет. Так ведь и ты не Элвис.

Смотри, смотри, что я тебе прикупил Просто чудо! Господи, у меня даже водительских прав нет. Так ведь и ты не Элвис

/* Полиция, как обычно, не вовремя */

― Рок кутузки. Заложника в машину. Без моего приказа не стрелять.
― Иди в дом, мама!
― Я не понимаю...
― Слышишь, мама?

― Брось оружие, Брест! Или я начинаю стрелять.
― Делай что он сказал.
― Я не могу, Руди.
― Говорят тебе, брось оружие.
― Море подождёт! Увижу я его ещё.
― Ты - да, я - уже нет!

― Так-то, Брест.
― Мартин!

/* Все кончено? */

― Пустите! Ну ты враль. Расписывал мне море, а сам там не был?
― Арестуйте его.
― Что?
― Мартин.
― Он смертельно болен, он умирает! Вызовите скорую, если у вас есть совесть!

― Сынок. Да что же это?
― Я поеду с ним.
― Ага.
― Вы с ним поедете?!
― Осторожней.
― Но он вас чуть не застрелил!
― Я знаю, что делать, и знаю врача. Он мой друг, и я за ним присмотрю.
― Стокгольмский синдром. Садись.

/* Еще не все... Захват скорой. Пересечение границы. Пора в бордель */

Нидерланды

"Настоящий романс" (Или "Настоящая любовь"?)

- Это бардак или кабаре? - Точно никто не знает. - Бордель высшего класса

― Точно никто не знает.
― Бордель высшего класса.
― Что?
― Публичный дом.

― Будем.

― Выберешь тоже?
― Это твоё желание.

― А сразу двух?
― Да хоть всех сразу. Если денежки есть.

/* А Хенк и Абдул в шелковых халатах разгребают белье */

― Закончили? Беритесь за сортиры.
― Сортиры сегодня отменяются, босс.
― В самом деле? Почему ты так решил, Абдул?
― Они здесь.
― Кхм... Ха-ха-ха...

/* Руди выполнил свое самое-самое желание */

― Руди, тебе не понравилось?
― Что ты, очень.
- Знаете... Это был самый офигенный трах во всей моей жизни. - И самый последний.

― Ах... Я мало сделал за отпущенное мне время. Я столько ещё не сказал. Знаете... Это был самый офигенный трах во всей моей жизни.
― И самый последний.

/* Френки хочет деньги */

― Дуй себе в рот.
― Отлично. Наконец-то. Компания в сборе. Где мои деньги?
― Какие деньги?

― Хватит ломаться. Скажите, где мои деньги... И я дарю жизнь обоим.

/* Мартину и Руди смешно. Очень. Все смеются */

― Это что, смешно?
― Вообще-то нет.
― Ах так. Ха-ха. Мы говорили о чём-то? Ну да. Где деньги?

― Мы с ним всё разослали по адресной книге. Больше нет.
― Зачем ерепениться? Придётся тебя шлёпнуть.
― Шлёпни скорей. Я и так скоро отдам концы. У меня опухоль мозга, мне на всё насрать.

― Тогда и тебя прикончу.
― Не хочу вас бесить, но у меня... саркома кости на завершающей стадии. Мне всё-равно.
― Заткнись! Кончайте придурков.

/* Тут пришел самый главный босс. Ну, почти самый главный */

― Ты, босс?
― Хочешь объясниться со мной?
― Эти кретины свистнули деньги.
― Правда? А я думал, ты.
― Но... Но... Это же их показывали по телеку.
― Вы что, не смотрели?
― Идите, погуляйте.
― Брысь.

/* Поспешите, у вас мало времени. На небе только и разговоров, что о море */

― Значит, мои деньги у вас?
― ... /* в-общем, нет */
- Моря не видели. - Не видели, никогда? Так поспешите. У вас мало времени.

― Да... Мы собирались на побережье.
― Моря не видели.
― Не видели, никогда? Так поспешите. У вас мало времени.

На небе только и разговоров, что о море и о закате. Там говорят о том, как чертовски здорово наблюдать за огромным огненным шаром, как он тает в волнах, и еле видимый свет, словно от свечи, горит где–то в глубине.

/* Они успели */

- Вот мы и приехали. - Чувствуешь вкус соли?

― Чувствуешь вкус соли?
― Угу. Руди. Я хотел сказать...
― Я знаю. Кстати, я понял. Бояться глупо.

/* Они стояли на песке, и пили текилу. Мартин сел. И умер счастливым
/* Титры
/* И еще одна вещь */

― Шире ноги.
― И что дальше?
― Откуда это? От Деда Мороза?
― Деда Мороза? Нет. В почтовом ящике лежало.
― Из ящика?
― От Руди и Мартина.
― Руди и Мартин?
― Так написано. Я с ними не знаком, честно.
― Предположим, ты говоришь правду... И деньги с почты. Так кто же эти небесные ангелы, Руди и Мартин?

«Посвящается Бернду»

ДОСТУЧАТЬСЯ ДО НЕБЕС

И ведь что интересно...

Чему как бы учит нас текст фильма Достучаться до небес (Knockin' on heaven’s door)

...

Смотрите хорошие фильмы - и будет вам счастье.
И помните: ...

Комментарии (17)


Добавлено на сайт: 09.09.2011