Спокойствие, только спокойствие! 20 лучших цитат Карлсона - ПРОЧИТАТЬ!

Ричард Бах. "Чайка по имени Джонатан Ливингстон" - цитаты

Цитаты из книги Р. Баха "Чайка по имени Джонатан Ливингстон"

Чем выше летает чайка, тем дальше она видит.

Небеса – это не место и не время. Небеса – это достижение совершенства.

Цена непонимания, – подумал он. – Тебя называют дьяволом или богом.

Чем выше летает чайка, тем дальше она видит.

Краткое содержание - "Чайка по имени Джонатан Ливингстон"

Однажды одна маленькая, но очень гордая чайка решила научиться совершенному полету. Вы знаете, чем кончилась эта история, правда? Птичку выгнали из Стаи, потому что она летала слишком высоко, и окончательно оторвалась от коллектива.

Поэтому этой Чайке пришлось найти себе новую Стаю. Такую, в которой все умели бы летать так же, как она. В которой все хотели бы научиться совершенному Полету. И у Джонатана получилось...

Зачем стоит перечитать цитаты из книги "Чайка по имени Джонатан Ливингстон"?

- Чтобы узнать, что главное для большинства чаек;
- и какова цена непонимания;
- и что такое совершенная скорость.

А потом перечитайте саму книгу, чтобы вспомнить, что на самом деле нужно, чтобы научиться летать.

А теперь - цитаты

Чайки, как вы знаете, не раздумывают во время полета и никогда не останавливаются. Остановиться в воздухе – для чайки бесчестье, для чайки это – позор.

Большинство чаек не стремится узнать о полете ничего кроме самого необходимого: как долететь от берега до пищи и вернуться назад. Для большинства чаек главное – еда, а не полет.

Полеты – это, конечно, очень хорошо, но одними полетами сыт не будешь. Не забывай, что ты летаешь ради того, чтобы есть.

Он почувствовал облегчение оттого, что принял решение жить, как живет Стая. Распались цепи, которыми он приковал себя к колеснице познания: не будет борьбы, не будет и поражений. Как приятно перестать думать и лететь в темноте к береговым огням.

/* так бывает - уже планируешь сдаться, и тут вдруг - неожиданная помощь...

Темнота! – раздался вдруг тревожный глухой голос. – Чайки никогда не летают в темноте! Но Джонатану не хотелось слушать.

Благие намерения позабыты, унесены стремительным, ураганным ветром. Но он не чувствовал угрызений совести, нарушив обещание, которое только что дал самому себе. Такие обещания связывают чаек, удел которых – заурядность. Для того, кто стремится к знанию и однажды достиг совершенства, они не имеют значения.

Но скорость – это мощь, скорость – это радость, скорость – это незамутненная красота.

Но скорость – это мощь, скорость – это радость, скорость – это незамутненная красота.

Насколько полнее станет жизнь! Вместо того, чтобы уныло сновать между берегом и рыболовными судами – знать, зачем живешь! Мы покончим с невежеством, мы станем существами, которым доступно совершенство и мастерство. Мы станем свободными! Мы научимся летать!»

…своим легкомыслием и безответственностью, – текла торжественная речь, – тем, что попрал достоинство и обычаи Семьи Чаек…
Круг Позора означает изгнание из Стаи, его приговорят жить в одиночестве на Дальних Скалах.

…настанет день, Джонатан Ливингстон, когда ты поймешь, что безответственность не может тебя прокормить. Нам не дано постигнуть смысл жизни, ибо он непостижим, нам известно только одно: мы брошены в этот мир, чтобы есть и оставаться в живых до тех пор, пока у нас хватит сил.

Он научился спать в воздухе, научился не сбиваться с курса ночью, когда ветер дует с берега, и мог преодолеть сотни миль от заката до восхода солнца. С таким же самообладанием он летал в плотном морском тумане и прорывался сквозь него к чистому, ослепительно сияющему небу… в то самое время, когда другие чайки жались к земле, не подозревая, что на свете существует что-то, кроме тумана и дождя. Он научился залетать вместе с сильным ветром далеко в глубь материка и ловить на обед аппетитных насекомых.

Джонатан понял, почему так коротка жизнь чаек: ее съедает скука, страх и злоба, но он забыл о скуке, страхе и злобе и прожил долгую счастливую жизнь.

Ты можешь подняться выше, Джонатан, потому что ты учился. Ты окончил одну школу, теперь настало время начать другую.
Эти слова сверкали перед ним всю жизнь, поэтому Джонатан понял, понял мгновенно. Они правы. Он может летать выше,и ему пора возвращаться домой.

Достигнув двухсот семидесяти трех миль, он понял, что быстрее лететь не в силах, и испытал некоторое разочарование. Возможности его нового тела тоже были ограниченны, правда, ему удалось значительно превысить свой прежний рекорд. Но предел все-таки существовал, и чтобы его превзойти, нужны были огромные усилия. «На небесах, – думал он, – не должно быть никаких пределов».

Небеса – это не место и не время. Небеса – это достижение совершенства.

Но скорость – это мощь, скорость – это радость, скорость – это незамутненная красота.

Совершенная скорость — это не тысяча миль в час. И не миллион. И даже не скорость света. Ибо любое число суть предел, а предел всегда ограничивает. Совершенство же не может иметь пределов. Так что совершенная скорость — это когда ты просто оказываешься там, куда собираешься направиться.

Чтобы летать с быстротой мысли или, говоря иначе, летать куда хочешь, – начал он, – нужно прежде всего понять, что ты уже прилетел…

Забудь о вере! – твердил Чианг. – Разве тебе нужна была вера, чтобы научится летать? Тебе нужно было понять, что такое полет. Сейчас ты должен сделать то же самое. Попробуй еще раз…

А потом однажды, когда Джонатан стоял на берегу с закрытыми глазами и старался сосредоточиться, он вдруг понял, о чем говорил Чианг. «Конечно, Чианг прав! Я сотворен совершенным, мои возможности безграничны, я – Чайка!» Он почувствовал могучий прилив радости.

Наконец-то ты понял, – сказал Чианг, – но тебе нужно еще поработать над управлением…

ПОЛУЧАЕТСЯ!
Разумеется, Джон, разумеется, получается, – сказал Чианг. – Когда знаешь, что делаешь, всегда получается. А теперь об управлении…

Чем выше летает чайка, тем дальше она видит.

Чем выше летает чайка, тем дальше она видит.

После победы над пространством остаётся только Здесь. А после победы над временем — только Сейчас.

Тогда, Флетч, – обратилось к нему сияющее создание с ласковым голосом, – давай начнем с Горизонтального Полета…

Часть третья

На самом деле каждый из нас воплощает собой идею Великой Чайки, всеобъемлющую идею свободы, – говорил Джонатан по вечерам, стоя на берегу, – и безошибочность полета – это еще один шаг, приближающий нас к выражению нашей подлинной сущности. Для нас не должно существовать никаких преград. Вот почему мы стремимся овладеть высокими скоростями, и малыми скоростями, и фигурами высшего пилотажа…

Прошел почти час, прежде чем все члены Стаи узнали о Приказе Старейшего: Не обращать на них внимания. Чайка, которая заговорит с Изгнанником, сама станет Изгнанником. Чайка, которая посмотрит на Изгнанника, нарушит Закон Стаи.

Джонатан вздохнул. «Цена непонимания, – подумал он. – Тебя называют дьяволом или богом».

Джонатан вздохнул. «Цена непонимания, – подумал он. – Тебя называют дьяволом или богом».

Дело в том, Флетчер, что мы пытаемся раздвинуть границы наших возможностей постепенно, терпеливо. Мы еще не подошли к полетам сквозь скалы, по программе нам предстоит заняться этим немного позже.

/* как важно уметь вовремя исчезнуть

Он жив! Он умер и снова жив!
Прикоснулся крылом! Ожил! Сын Великой Чайки!
Нет! Говорит, что не сын! Это дьявол! ДЬЯВОЛ! Явился, чтобы погубить Стаю!

Что ты сказал? Как мы здесь очутились?
Ты сказал, что хочешь избавиться от обезумевших птиц, верно?
Да! Но как ты…
Как все остальное, Флетчер. Тренировка.

Я не понимаю, как ты можешь любить обезумевшую стаю птиц, которая только что пыталась убить тебя.
Ох, Флетч! Ты не должен любить обезумевшую стаю птиц! Ты вовсе не должен воздавать любовью за ненависть и злобу. Ты должен тренироваться и видеть истинно добрую чайку в каждой из этих птиц и помочь им увидеть ту же чайку в них самих. Вот что я называю любовью.

Старайся каждый день хоть на шаг приблизиться к подлинному всемогущему Флетчеру. Он – твой наставник. Тебе нужно научиться понимать его и делать, что он тебе велит.

Не верь глазам своим! Они видят только преграды. Смотреть – значит понимать, осознай то, что уже знаешь, и научишься летать.

Конец

Смотреть – значит понимать, осознай то, что уже знаешь, и научишься летать.

И ведь что интересно...

Чему как бы учат нас цитаты из книги "Чайка по имени Джонатан Ливингстон"?

Очень полезный совет - для осознанной практики и вообще любой практики: не надо работать одновременно и над скоростью, и над управлением. Надо сначала практиковаться в чем-то одном. И только потом переходить к следующему.

Читайте хорошие книги - и будет вам счастье.
И помните: совершенная скорость — это когда ты просто оказываешься там, куда собираешься направиться.

Комментарии (0)


Добавлено на сайт: 07.03.2019