Цитаты из фильмов, мультфильмов, хороших книг. Самое лучшее - на все случаи жизни.

Терри Пратчетт. "Стража! Стража!" - цитаты

Все цитаты и крылатые фразы из книги Терри Пратчетта "Стража! Стража!"

Господин Лосняга, по-моему, этот гуль немного маловат мне.
Видишь ли, это оттого, что носить его надо не на голове...

Я непременно прослежу, чтобы он твердо усвоил: арестовывать воров – это незаконно.

Есть, похоже, какой-то особый вид нищеты, который могут себе позволить лишь очень, очень богатые люди...

Моркоу всегда подозревал, что в чем-то он отличается от гномов...

Краткое содержание - "Стража! Стража!":

Первая книга подцикла о Страже, восьмая книга "Плоского мира".

В Анк-Морпорке зреет заговор. Неизвестный злодеец задумал натравить на жителей огромного Дракона. Ну такого, с размахом крыльев в несколько десятков метров, пышет пламенем, питается юными девушками. Он всех запугает, наступит паника, в город на белом коне явится потомок древних королей, срубит Дракону голову, и воцарится на троне. А сам злодеец станет серым кардиналом и будет править в свое удовольствие.

Идея в принципе неплохая. Но оказалось, что если призвать Дракона трудно, но избавиться от него после этого гораздо труднее.

Что в итоге? Дракон стал Королем. И хочет получить все, что полагается - золото, девственниц и хорошую обзорную позицию. Лорд Ветинари заперт (или вернее сказать - заперся) в тюремных подвалах. А на защиту Анк-Морпорка от звероящера встает старая добрая ночная Стража. Потому что больше - просто некому.

На что тут рассчитывать? Во-первых, недавно в стражу добровольцем вступил Моркоу Железобетонсон - и он почти наизусть выучил книгу «Законы и Пастановления городов Анка и Морпорка». Во-вторых, о повадках и слабых местах драконов стражникам расскажет сама госпожа Сибилла Овнец. А в третьих - есть еще тайное оружие... Оно растет, поедает чайники и готовится. И когда ситуация станет совсем безнадежной - вы узрите его во всей красе!

Зачем стоит перечитать цитаты их книги "Стража! Стража!"?

- чтобы узнать, как вызвать слезы у самого жестокосердного гнома;
- зачем нужны церемонии вроде награждения;
- и лучший способ бороться с осаждающими войсками.

А даже если и нет, все равно останутся воспоминания, они помогут тебе продержаться. О погоне и о том, как люди уступали тебе дорогу. О выражениях лиц этих пакостников, дворцовых стражников. О том, что, когда все воры, герои и боги подвели, ты БЫЛ ТАМ. И почти делал то, что почти правильно.

А теперь - цитаты

/* Старина Ваймс борется с синонимами. Синонимы побеждают... */

На место старины Гаскина придется взять новенького. Хотя новенький и так должен был прибыть. Очередной свищ на ровном месте. Или шиш на ровном месте? В общем, очередной… выпрыжка?… выскакиватель?…

/* Да уж, плохое-то завсегда наступает быстро */

Конечно, он слышал о таких штуках, как снежная лавина, но даже мечтать не мог, бросая свой снежок с вершины горы, что этот его ход приведет к таким ошеломляющим результатам. Ему даже не нужно было подливать масла в огонь, пламя и так полыхало вовсю.

/* Сияет, ага. Аж глазам больно... */

Но самый существенный момент, как вы понимаете, это когда настоящие короли срывают с себя плащи и восклицают: «Узрите же!» И окружающие люди прикрывают глаза – так сияет королевская сущность.

О да, ему нужны такие люди, в которых потоки яда и мстительности едва сдерживаются хрупкими дамбами, построенными на комплексах неумех и бездарностей.

/* Хороший ход, конечно. Не без недостатков, но плюсы тоже есть */

Умелых, подающих надежды, честолюбивых и самоуверенных – этих пускай кто-нибудь другой принимает. Он же возьмет скулящих от обиды, тех, у которых живот распирает от яда и желчи, тех, которые убеждены: представься им возможность – и они очутятся на коне. О да, ему нужны такие люди, в которых потоки яда и мстительности едва сдерживаются хрупкими дамбами, построенными на комплексах неумех и бездарностей.

/* Нет предела совершенству, и в этом тоже */

Наконец фигура достигла зловещего и неприветливого портала. Сразу чувствовалось, далеко не всякий подъезд может достигнуть такой степени неприветливости.

Сразу чувствовалось, далеко не всякий подъезд может достигнуть такой степени неприветливости.

/* И что же такое ты натворил? */

Значит, в стражу поступаешь?
Надеюсь доказать, что достоин того, – кивнул Моркоу.
Стражник бросил на него взгляд, которому весьма подошло бы определение «загадочный». Загадкой было то, что в этом взгляде почемуто сквозила боль всего мира.
И что же такое ты натворил? – спросил он.
Прости? – не понял Моркоу.

/* Моркоу пока многого не знает... Но этот гуль - ценнейшая вещь. Для разного в жизни */

Господин Лосняга, по-моему, этот гуль немного маловат мне.
Видишь ли, это оттого, что носить его надо не на голове.

/* Ну и как их не любить после этого? Невозможно совсем... */

Все гномы по своей природе исполнительные, серьезные, законопослушные и глубокомысленные люди; их единственный крохотный недостаток сводится к дурной манере: опрокинув стаканчик, кидаться на неприятеля с диким воплем «Ааааааарххх!» и отрубать ему ноги по колено.

/* Вот так живешь-живешь, и не знаешь самого главного... А потом бац... */

Стало быть, я – один из верзил?
Ну да… Только ты, сынок, еще верзилистее. В тебе шесть футов роста, а в нем – пять.

/* Вот просто интересно - как именно оно могло бы утрястись? */

Это ужасно – целых шестнадцать лет считать себя гномом, а потом вдруг обнаружить, что принадлежишь не к тому виду.
Понимаешь, сынок, мы не хотели говорить тебе об этом, – промолвил отец. – Думали, может, все утрясется само собой.

/* Не может быть! Какая ужасная правда... */

Моркоу всегда подозревал, что в чем-то он отличается от гномов.

Моркоу всегда подозревал, что в чем-то он отличается от гномов...

/* Ужасно хочется припасть к мистическим рунам... */

Сразу было видно, брат Привратник вступил в тайное общество не для того, чтобы оставаться в стороне. Он спал и видел, когда наконец получит доступ к мистическим рунам. Или струнам – в общем, к чему бы там ни было.

/* Как призвать дракона. Краткое руководство */

Беда с этими волшебниками, вечно они усложняют. На самом деле единственное, что требуется, – это сила воли. А у братьев этого добра хоть отбавляй. Безмозглая, брызжущая ядовитой слюной сила воли – может, слегка подточенная упорно подавляемой злостью, но все же посвоему могуществен.

/* Осторожность - очень полезное качество */

В ночное время на улицах Анк-Морпорка осторожность должна быть абсолютной. Нет такого понятия, как умеренная осторожность. Вы либо очень осторожны, либо мертвы. Вы еще ходите и дышите, но конечный исход уже предопределен – вы все равно мертвы.

/* Знаете, что это значит? */

Зеббо Муть был первым, увидевшим Анк-Морпоркского дракона.

/* Что к нему лично явился САМИ-ЗНАЕТЕ-КТО... */

Муть воззрился на фигуру в капюшоне.
Начальник! – воскликнул он. – А я думал, к таким мелким сошкам, как я, ты не являешься!
Я ЯВЛЯЮСЬ К КАЖДОМУ.
Я хотел сказать… в смысле лично.
ИНОГДА. В ОСОБЫХ СЛУЧАЯХ.
Ну да, ясно, – кивнул Муть, – это как раз один из таких случаев!

/* Это неправильное Руководство! Но какого еще можно ждать от Шнабби Шнобса? */

... Все, что тебе надо делать, это ходить по Улицам Ночью и кричать, Двенадцать Часов и Все Спокойно.
Я спросил, А что, если не все на улице будет спокойно, и он ответил, Ты поступишь чертовски умно, если найдешь другую улицу. Это не Правильное Руководство.

/* Отличный совет от Патриция - говорите так же, и не ошибетесь */

Патриций кивнул.
Я займусь этим, не откладывая в долгий ящик, – сказал он.
Хорошее выражение. Собеседник, услышав его, начинает теряться в догадках. Так сразу и не определишь, что патриций имел в виду: то ли он займется делом ПРЯМО СЕЙЧАС, то ли займется им ВСКОРЕ. Но уточнять никто не решался.

/* Краткое содержание карьеры Сэма Ваймса. Но это было раньше. Мы-то знаем, что отныне все пойдет иначе ;) */

Иной раз казалось, вот-вот – и он поднимется на ступеньку повыше, так нет ведь – то выскажется начистоту, то ляпнет что-нибудь не то. Обычно и то и другое одновременно.

/* Ну, никто не совершенен. Даже Сэм Ваймс */

Вот что заставляло его испытывать неловкость в присутствии Воунза. Оглушительное тиканье начищенного будильника честолюбия.

/* Ждем с нетерпением - как пройдет... Воунз пока не знает. Даже Ваймс еще не знает! */

Преподайте этому гному краткий урок на тему, что такое быть настоящим стражником, хорошо?

/* Вот, вот так оно у Ваймса и происходит: он говорит что-нибудь не то... */

Хаха, – дежурно откликнулся Ваймс.
Не понял? – нахмурился Воунз.
О. Прошу прощения. Гному – краткий урок. Я было решил, что это своего рода этническая шутка. Господин.

/* И совсем-совсем не то. Но невозможно же удержаться! */

Ваймс отдал честь. Мрачная депрессия, которая всегда подстерегала за углом, готовая воспользоваться моментом неожиданной трезвости, овладела его языком.
Так точно, господин секретарь! – рявкнул он. – Я непременно прослежу, чтобы он твердо усвоил: арестовывать воров – это незаконно.

Я непременно прослежу, чтобы он твердо усвоил: арестовывать воров – это незаконно.

/* А? */

FABRICATI DIEM, PVNC
В переводе это значило «Защищать и Служить» – со слов сержанта Колона, который служил в иностранных частях и считал себя немалым специалистом в языках.

/* Точно-точно! И не только гномы, да... */

Переехав в город и немедленно поменяв имя на что-нибудь вроде Загорлохвать Пинайног, гном ходит все время в боевой кольчуге, носит не менее боевой топор и каждый вечер напивается до мрачного бесчувствия.
Вероятно, это происходит ИМЕННО потому, что у себя дома гномы ведут такую тихую, упорядоченную жизнь.

/* Моркоу знает правильные слова для гномьей души */

...бьюсь об заклад, прошло немало времени с тех пор, как кто-то из вас послал старушке матери последнее письмо, а ведь обещали писать каждую неделю…
Шноббс машинально вытащил засаленный носовой платок и передал его припавшему к стенке гному. Гномье тельце сотрясалось от рыданий.

/* Ой! */

Вдруг Моркоу ощутил на своей шее чей-то пронизывающий взгляд. Он оглянулся – и уставился в большое, ласковое и мягкое лицо орангутана.

/* Это не по-товарищески, конечно. Но зато гораздо благоразумнее */

Думаю, – осторожно заметил капитан, – пора предпринять срочные действия.
Это точно, – подтвердил Колон. – Стоя здесь, можно серьезно пострадать.

/* А вот теперь можно и зайти */

А вам не кажется, – высказал общую догадку сержант, – что он ПОБЕЖДАЕТ?
Капитан решительно выставил челюсть.
Мы обязаны это выяснить, – заявил он. – Ради нашего коллеги и сослуживца.

/* За что мы любим Шнабби Шнобса? У него всегда есть подходящий ответ */

Ты ищешь эти улики в их кошельках?
Шноббс быстро спрятал руки за спиной.
Улики могут быть везде, сэр.

/* И на такой тоже */

Капрал Шноббс, – задыхаясь, проскрежетал он, – почему ты пинаешь лежачих?
Так оно безопаснее, – честно ответил Шноббс.

/* Казалось бы, куда же хуже? Есть куда... */

Выше нос, капитан. Могло быть и хуже.
Ваймс прикончил бутылку. Это не возымело никакого эффекта. Есть такой тип трезвости, с которым ничего нельзя поделать.
Да, – отозвался он. – На их месте могли оказаться мы.

/* Ну ладно уж. Все злодейцы это знают */

«Они на крючке. О боги, я и вправду хорош, – подумал Верховный Старший Наставник. – Я могу играть на их жалких умишках, точно на ксилофоне. Она поразительна, эта сила низменного. Кто бы мог подумать, что слабость может оказаться большей силой, нежели сама сила?

/* Хотелось бы мне на это помотреть. А вам? */

Насчет вашей кареты… – гнул свое Моркоу. – Не могу не заметить, что переднее боковое колесо в нарушение...
"Он собирается арестовать патриция", – сказал себе Ваймс.

/* Гоподин Патриций слегка недооценивает их. Или переоценивает себя? */

Эти-то? Мой дорогой дружище, Ночная Стража – сборище ни на что не способных бездельников, которыми командует беспробудный пьяница. Мне потребовались годы, чтобы достичь такого результата.

/* Жуткий рецепт. Но это работает */

Это так легко. Все, что надо сделать, – направить в нужный канал ядовитое содержимое огромного резервуара зависти и сдерживаемого раболепным страхом негодования, которыми братья обладают в таком изобилии, взнуздать их потрясающую личную мелкотравчатость, способную стать источником силы более могучей, чем откровенно ревущее зло, а затем открыть собственное сознание и...

/* Знакомьтесь: госпожа Сибилла Овнец */

Когда она говорила, каждое слово напоминало сердечный шлепок по спине и позванивало аристократической самоуверенностью абсолютной чистопородности. Одними только гласными можно было рубить самшит.

/* Какой славный! */

Это Яснозор Мабеллин Когтецап Первый, – сообщила ее светлость. – Чемпион и производитель чемпионов. Но нет больше пороха в его пороховницах, совсем ослюнтяился. Любит, когда ему чешут брюшко.

/* У библиотекарей - свой, особый набор тягчайших преступлений */

Книгу унесли. Книгу унесли? И ты вызвал стражников, – Моркоу горделиво выпятил грудь, – потому что кто-то унес КНИГУ? Ты считаешь, это хуже убийства?
Библиотекарь посмотрел на него взглядом, который обычно приберегают для людей, задающих вопросы типа: «Что плохого в геноциде?»

/* К вопросу о разумности... */

Библиотекарь закатил глаза. Хомо сапиенс, говорите? Спасибо большое, оставьте это добро себе.

/* А не заняться ли нам разведением драконов? Звучит немного двумысленно... */

Яйцо, яичко… – выдохнула госпожа Овнец в порыве скотоводческого энтузиазма. – Прикоснуться бы к нему…

Яйцо, яичко… – выдохнула госпожа Овнец в порыве скотоводческого энтузиазма. – Прикоснуться бы к нему…

/* И мало-помалу принимают неприемлемое... */

Поскольку они искренне считали, что ничего хуже сделанного уже не сотворишь, братья будут изо всех сил жать на педали, проклинать мир и притворяться, будто именно такого результата они и добивались. О, наслаждение властью...
Этот таинственный процесс, нет, просто поразительно… Ты преподносишь им ложь, а потом, когда потребность в ней отпадает, врешь еще что-нибудь и сообщаешь, что они победоносно движутся по пути мудрости. И они, вместо того чтобы рассмеяться тебе в лицо, покорно следуют за тобой, надеясь, что на дне всей этой лжи найдут правду. И мало-помалу принимают неприемлемое. Поразительно.

/* Яковый йогурт - эпическая сила */

Отдай своим древним монахам. Быстро же они это состряпали.
Шустрые, засранцы, – согласился Достабль. – А все медитация и яковый йогурт.

– Шустрые, засранцы, – согласился Достабль. – А все медитация и яковый йогурт.

/* Это знают все великие детективы. И Сэм Ваймс тоже знает */

Как только исключаешь невозможное, то оставшееся, каким бы невероятным оно ни казалось, становится правдой. Разумеется, проблема заключается в том, чтобы очертить границы этого невозможного. Вот и весь фокус. Так-то.

/* Продавать сосиски участникам сопротивления - бесценно */

Откуда-то снизу донесся зазывный клич СебяРежуБезНожа Достабля, а может, когото из его коллег. Они торговали горячими сосисками. Внезапно Ваймс почувствовал прилив гражданской гордости. Есть что-то правильное в гражданском населении, которое, оказавшись перед лицом катастрофы, думает о продаже горячих сосисок участникам сопротивления.

/* Я знаю, о чем ты сейчас думаешь. Выстрелил он шесть раз, или только пять? */

Я знаю, что у вас сейчас на уме, – в наступившей тишине было отчетливо слышно каждое произнесенное намеренно тихим голосом слово Ваймса. – Вы, должно быть, гадаете, а осталось ли в этой штуковине пламя? По правде сказать, я и сам не так уж в этом уверен…
Он чуть поднял дракончика, посмотрел меж драконьих ушей на бунтовщиков и добавил:
Но лучше бы вам задаться другим вопросом. Кому сегодня больше повезет? Вам или мне? – Теперь его голос вибрировал, словно лезвие ножа, которое пробуют пальцем.Он продвинулся вперед, и толпа отшатнулась.
Ну так как? – продолжил он. – Кому из нас сегодня повезет?

/* Выдающийся человек, этот Патриций. В чем-то даже демократ */

А патриций бывал весьма демократичным в своем недовольстве. Он находил массу изысканных и довольно-таки болезненных способов, чтобы охватить своим недовольством максимально большое число окружающих его подчиненных.

/* Но Шноббс ведь не просто так. Только ради леди Сибил! */

Ваймс не был уверен, что сможет долго выносить Шноббса в роли социального карьериста.

/* Демократия - наихудшая форма правления, определенно. Не считая всех остальных */

Что там ни говори о жителях Анк-Морпорка, но чего у них не отнять, так это стойкой приверженности к независимости. Они никому не уступят своего права грабить, вымогать, присваивать и убивать на основе всеобщего равенства.

/* Не знаете, что сказать? Используйте это: */

Ваймс почувствовал, что пора как-то откомментировать события. Он сумел выдавить лишь:
Аргх.

/* С книгами всегда так. Откроешь на минуточку - и все, пропал на целый день */

В Б-пространство всегда вступаешь на собственный страх и риск.

/* Библиотекарь - занятие, требующее самоотверженности */

Одно утешало. Если он ошибется, то никогда об этом не узнает.

/* Главное качество аристократии - умение выживать. Даже в экстремальных условиях */

Овнецов разводят не из-за красоты, их разводят за здоровую жизнестойкость и крупную кость, и за истекшие столетия они здорово продвинулись в этом направлении.

/* А чей бы корабль при таких условиях они не покинули? */

Последние крысы самоуверенности брата Сторожевой Башни стремительно покинули корабль его мужества.

Последние крысы самоуверенности брата Сторожевой Башни стремительно покинули корабль его мужества.

/* Старый добрый принцип хотели как лучше, получилось как обычно. Работает! */

Мы не знали, что так получится, – слабым голосом произнес он. – Честно. Мы никого не хотели обидеть. Просто хотели получить то, что полагается нам по праву.
Рука скелета не без дружелюбия похлопала его по плечу.
МОИ ПОЗДРАВЛЕНИЯ, – ответил Смерть. – ВЫ СВОЕГО ДОБИЛИСЬ.

/* Сегодня даже "Реберный дом Харги" отступил от своих стандартов */

Это заведение он посещал уже много лет, но сегодня его ждал еще один неприятный сюрприз. Обычно единственным украшением «Реберного дома» был жилет Шэма Харги, а пища представляла собой добротное, надежное топливо – в самый раз для холодного утра, сплошь калории, жир и белок, да еще, быть может, тихо плачущий от одиночества витамин.

/* Жители Анк-Морпорка уже согласны на дракона. Быстро они... */

Если и было на свете чтото, что угнетало его больше, чем собственный цинизм, так это то, что сплошь и рядом этот самый цинизм оказывался менее циничным, чем реальная жизнь.

/* Да, Дракон смог вызвать тяжелое чувство у самых серьезных людей города */

Интересно, в чем разница между самым верным и просто верным? – громко сказал главный торговец.
Убийца осклабился.
Если ты самый верный, то все сожрешь и не подавишься.

/* Даже Дракон немного офигел от человеческой подлости */

МЫ – ДРАКОНЫ, И НАМ ПОЛАГАЕТСЯ БЫТЬ ЖЕСТОКИМИ, КОВАРНЫМИ, БЕССЕРДЕЧНЫМИ И УЖАСНЫМИ. НО ДАЖЕ МЫ НИКОГДА НЕ ДОХОДИЛИ ДО ТОГО, ДО ЧЕГО ДОШЛИ ВЫ, ЧЕЛОВЕКООБРАЗНЫЕ! – Гигантская морда приблизилась еще больше, так что Воунз смотрел прямо в безжалостные бездны драконьих глаз. – МЫ НИКОГДА НЕ СЖИГАЛИ, НЕ ПЫТАЛИ И НЕ РАЗДИРАЛИ ДРУГ ДРУГА НА ЧАСТИ, ОДНОВРЕМЕННО НАЗЫВАЯ ЭТО МОРАЛЬЮ.

/* Гоподин Дракон будет защищать Анк-Морпорк от врагов */

Это от кого нас защищают-то? – не понял Шноббс. – У нас никогда не было врага, которого нельзя было бы подкупить или запугать.

Это от кого нас защищают-то? – не понял Шноббс. – У нас никогда не было врага, которого нельзя было бы подкупить или запугать.

/* Бедолага Колон. Тяжело ему приходится - быть и.о. Начальника Стражи */

«Теперь я понимаю, что имел в виду капитан, – подумал он. – Ничего удивительного, что он, начав думать, потом каждый раз обязательно напивается. Мы проигрываем, не успев даже начать. Враг может не беспокоиться, сражений не будет. Дайте жителю Анк-Морпорка дубинку, и кончится тем, что он забьет себя до смерти».

/* За что мы особо любим Патриция - за предумотрительность */

Правило номер два: никогда не строй темницу, из которой потом сам не сможешь выбраться.

Правило номер два: никогда не строй темницу, из которой потом сам не сможешь выбраться.

/* И внимательное отношение к нуждам подчиненных */

Взяв ключ, патриций направился к двери. Когда защелки замка ушли вглубь хорошо смазанных пазов, он еще раз задал себе вопрос: может быть, все-таки следовало сказать Ваймсу о ключе? Но капитан получал такое удовольствие, выламывая эту решетку… Нет, положительно, узнай он о ключе, это сказалось бы на нем очень плохо. Во всяком случае, его мировоззрению это могло повредить.

/* Нашему милому Дракончику нехорошо. Бедненький */

Да, но он слопал наш чайник и кучу других вещей, – неуверенно возразил Колон. – Такой чайникоед просто так не убежит. Помоему, логично. Существо, способное слопать чайник, просто так не убегает.

/* А у сержантов, как вы понимаете - тоже есть свой метод. И он называется... В-общем, открывать дверь придется Моркоу */

Время полумер истекло. Он капитан, черт побери. Офицер. Для офицера такое препятствие не проблема. У офицеров имеется старый, многократно испытанный способ решения подобных проблем. И способ этот называется «сержант».

/* Слова - это страшная сила. Страшная! */

Ваймс пожал плечами.
Значит, так тому и быть, – он повернулся в сторону. – Давай, Моркоу, добей его этой своей книжкой.
Есть, сэр.
Ваймс вспомнил об этом слишком поздно.
Что гномы плохо понимают метафоры.
И что у них очень верная рука.

/* Бедняга Воунз! Там ведь глубоко... */

Далеко лететь, – заметил сержант Колон.
Факт, – Шноббс потянулся к уху за окурком.
Умер, убитый этой, как ее. Метамфорой.

/* Патриций не теряет надежды научить Ваймса мудрости. Ну-ну... */

Мне кажется, жизнь для тебя так трудна, потому что ты считаешь, что есть хорошие люди и есть плохие люди, – пояснил патриций. – Но ты, разумеется, заблуждаешься. Есть, всегда и только, плохие люди, ОДНАКО НЕКОТОРЫЕ ИЗ НИХ ИГРАЮТ ДРУГ ПРОТИВ ДРУГА.
Там, внизу, – продолжал он, – живут люди, которые последуют за любым драконом, поклонятся любому богу, проигнорируют любое беззаконие. Из какой-то своей тоскливой, скучной, бытовой плохости. Я говорю не о творческой, высокой мерзости великих грешников, а о ширпотребе душевного мрака. О, так сказать, грехе, лишенном всякого намека на оригинальность. Они принимают зло не потому, что говорят «да», а потому, что не говорят «нет».

/* Полная и окончательная правда про драконов... */

«И все же драконы, гаварю я, не па падобию идинорогов сатпворены. Абитпают они в ниведомом Краю – а в каком, зависет от чиловеческих Ваабражения и Хатения. Патаму каждый рас, кагда кто-то призывает их и указывает им дарогу в этот мир, он вызывает сваего собственого дракона.
Патому мыслю я, что ежели Дракона Силы вызавет Чистый Сердцем, то сатворит благо. И виликое это дело начнется сегодня ночью. Все гатово. Я трудился, не пакладая рук, дабы стать дастойным сасудом…»
Это как выдавливание теста в формочки. Только в результате получаются не имбирные пряники, а то, что ты есть. Твой собственный мрак, обретший форму…»

/* Награждение! */

Разумеется, церемонии вроде этой жизненно важны. Благодаря им события приобретают опрятный и ЗАКОНЧЕННЫЙ вид. После чего им самая дорога в Лету.

/* Да, позволить себе такое может не каждый... */

Есть, похоже, какой-то особый вид нищеты, который могут себе позволить лишь очень, очень богатые люди... Вот как в этом мире приобретается власть, подумал он. Надо просто наплевать на мнение окружающих и никогда, никогда, никогда не сомневаться в правильности своих действий. Он поплелся обратно к дому.

/* Патентованный способ победы от Анк-Морпорка */

В конце концов, лучший способ бороться с осаждающими войсками придумал Анк-Морпорк – надо просто-напросто отворить ворота, впустить завоевателей и сродниться с ними.

/* Все пройдет. Но все же кое-что останется. Хотя бы в нашей с вами памяти... */

А даже если и нет, все равно останутся воспоминания, они помогут тебе продержаться. О погоне и о том, как люди уступали тебе дорогу. О выражениях лиц этих пакостников, дворцовых стражников. О том, что, когда все воры, герои и боги подвели, ты БЫЛ ТАМ. И почти делал то, что почти правильно.

Конец...

А даже если и нет, все равно останутся воспоминания, они помогут тебе продержаться. О погоне и о том, как люди уступали тебе дорогу. О выражениях лиц этих пакостников, дворцовых стражников. О том, что, когда все воры, герои и боги подвели, ты БЫЛ ТАМ. И почти делал то, что почти правильно.

И ведь что интересно...

Сэмюэль Ваймс - любимый персонаж Терри Пратчетта

И не только его, конечно. Сам Терри Пратчетт говорил, что у него в кабинете рядком стоят три шлема – подарки от полисменов-фанатов Сэма Ваймса.

Впрочем, необязательно быть полисменом, чтобы любить Ваймса всей душой.

Чему как бы учат нас цитаты из книги "Стража! Стража!"?

Что отличное средство от всего - медитация и яковый йогурт. Древние монахи и мистер Достабль рекомендуют!

Что есть особый вид нищеты, который могут себе позволить лишь очень, очень богатые люди...

Что дракон, которого вы вызываете - это всегда ваш собственный дракон. Берегитесь собственного мрака, обретшего форму.

И что книга в умелых руках - страшная сила. Иногда просто убийственная. Помните об этом - и пользуйтесь этим секретным знанием почаще.

Читайте хорошие книги - и будет вам счастье.
И помните: Правило номер два - никогда не строй темницу, из которой потом сам не сможешь выбраться.

Комментарии (2)


Добавлено на сайт: 15.12.2015