Цитаты из фильмов, мультфильмов, хороших книг. Самое лучшее - на все случаи жизни.

Терри Пратчетт. "Мелкие боги" - цитаты

Все цитаты и крылатые фразы из книги "Мелкие боги"

И все-таки черепаха движется!

Богам нравятся игры — при условии, что выигрывают они.

Всякое любопытство есть праздность, — нравоучительно заметил Ворбис. — Ибо оно наводит разум на лишние, ненужные размышления.

Терри Пратчетт - 'Мелкие боги' - цитаты

Краткое содержание - "Мелкие боги":

Тринадцатая книга "Плоского мира", не входит ни в один из подциклов.

Великий Бог Ом сходит на землю. Под видом мелкой черепашки. Ну, так получилось. Приболел немного.

А в Омнии все готовятся к появлению нового пророка. Избавляются от еретиков, проводят последние чистки, все как обычно. Им не до черепашек. Единственный, кто слышит Ома - простой послушник Брута. И что же делать богу, у которого всего один верующий? Как вернуть былую силу?

Рецепт прост. Вместе с избранным отправиться куда-нибудь подальше. Попасть в заварушку и спастись от неминуемой смерти. Долго ходить по пустыне. Насмотреться разных видений и набраться мудрости. А потом вернуться в родной город и показать такое чудо, чтобы все поверили сразу и навсегда.

Доживет ли Брута до хеппи-энда? Волнуемся...

Зачем стоит перечитать цитаты их книги "Мелкие боги"?

— чтобы узнать, на что похожа жизнь мелкого бога;
— и чем занимаются боги на вершине Кори Челесте;
— и что такое настояще чудо, и почему мы их не замечаем.

А потом перечитайте саму книгу, чтобы вспомнить, что нужно делать после того, как случился счастливый конец. И чем опасна профессия монаха истории. И какие им попадаются искушения...

Богам нравятся игры — при условии, что выигрывают они.

А теперь - цитаты

/* От некоторых привычек особенно трудно отказаться */

Каждый знает, почему черепаха падает. Сила тяжести — это привычка, от которой трудно отказаться.

/* В подвалах монастыря истории */

Концентрированная История, хранящаяся здесь и бесшумно просачивающаяся отсюда в мир, может быть опасной. Время — тот же наркотик. Передоз времени — и вы покойник.

Служащие истории монахи никогда не увлекались частной собственностью, ибо понимали: большинство вещей через век или два безнадежно изнашиваются.

/* Краткий план действий по встрече нового пророка */ */

Всякий раз, когда ожидается появление очередного пророка, церковь удваивает свои усилия, дабы выглядеть как можно более свято.

...ересь должна быть вырвана с корнем, а также с рукой, ногой, глазом и языком и что настало время очиститься от скверны.

Кровь всегда считалась крайне эффективным моющим средством.

И вот настала наконец пора Великому Богу Ому поговорить со Своим Избранным, коего Брутой именовали

/* И обратился Великий Бог Ом к своему пророку. И пророк его не услышал. Три раза пришлось кричать! */

И тогда Великий Бог Ом снова рек Бруте, Своему Избранному:
Эй, ты!

Богам нужна вера, а людям нужны боги.

Но Великий Бог Ом еще раз рек Бруте, Избранному:
Ты что, парень, совсем оглох?

/* Действительно, пугающе. И очень необычно */

«В этом пареньке всегда было что-то жутковатое, — подумал Нюмрод. — Когда ты что-нибудь говоришь ему, он смотрит на тебя так, будто действительно слушает…»

/* В Омнии для каждого найдется свое место */

Даже мастерам задавать ненужные вопросы или проигрывать священные войны, и тем отводилось соответствующее место — в печах непорочности или ямах правосудия святой квизиции.

Место для каждого, и каждый на своем месте.

/* Эксквизиторы - люди как люди. Такая работа. Надо же им семью кормить, верно? */

Нормальный семейный человек, который каждый день ходит на работу и ответственно относится к своим обязанностям, мало чем отличается от самого чокнутого психопата.

И Ворбис это знал. Обладая подобным знанием, вы знаете о людях все, что необходимо.

/* Им было чего бояться */

Омниане были богобоязненными людьми. Им было чего бояться.

/* Оказался великий Ом мелкой Черепашкою. Но омнианцы этого еще не знают */

И все-таки черепаха движется!

/* Думать - это нехорошо. Наводит на мысли. А мысли - это лишнее */

Всякое любопытство есть праздность, — нравоучительно заметил Ворбис. — Ибо оно наводит разум на лишние, ненужные размышления.

Всякое любопытство есть праздность, — нравоучительно заметил Ворбис. — Ибо оно наводит разум на лишние, ненужные размышления.

/* Ну не видят очевидных вещей! Приходится объяснять доступно */

Б'ей Реж не мог не признать правдивость заключения Ворбиса. Он по собственному опыту знал, что правильные и очевидные мысли — такие как несказанная мудрость и справедливость Великого Бога Ома — кажутся многим людям настолько туманными, что этих неверующих приходится убивать, чтобы они осознали свою ошибку.

Даже когда их берут в осаду и морят голодом, они предпочитают умереть, но так и не увидеть здравый смысл.

/* Болел, значит? */

Какой здоровенный бычара, — заметила черепашка.
Точный образ Великого Бога Ома в одном из его мирских воплощений! — гордо заявил Брута. — И ты говоришь, что ты — это он?
В последнее время я много болел, — объяснила рептилия.

Людей? — наконец выдавила она. — Вы жарите в этой штуковине людей?
Так я и думал! — торжествующе воскликнул Брута. — Вот еще одно доказательство, что ты — не Великий Бог! Он бы точно знал, что людей мы здесь не сжигаем. Сжигать людей? Это же неслыханно!
А, — сказала черепашка. — Тогда что?
Эта статуя служит для переработки еретических отходов и прочего мусора, — растолковал Брута.

/* Брута пришелся Ворбису ко двору */

Выглядит не слишком сообразительным.
Так оно и есть, — признал Нюмрод.
Ворбис одобрительно кивнул. Чрезмерную сообразительность послушника вряд ли стоит считать счастливым даром.

/* Ому нужен Верховный жрец. Он-то наверняка в него верит! */

Верховные жрецы не уходят далеко от насиженных мест. Нужно лишь ползти вверх. Суть иерархии именно в этом и состоит. Самый главный всегда на самом верху.

/* Очень одинокая работа */

Богам не к кому обратиться за помощью, и, если ты сам бог, никому ты не помолишься.

Вытянув шею и торопливо перебирая неуклюжими лапками, Великий Бог Ом мчался к ближайшей статуе. Статуя оказалась им самим, только в виде топчущего безбожника быка, но это не утешало.

/* Зачем людям нужен мозг? */

Богам очень не нравится, когда люди не работают.

Люди должны быть постоянно чем-то заняты, в противном случае они могут начать думать.

Якобы недействующая часть мозга существует только для того, чтобы оградить людей от ненужных мыслей. И действует она весьма эффективно. Она способна заставить человека испытать неподдельную скуку при виде самого настоящего чуда.

/* Брута объясняет Ому смысл работы эквизиции */

А если эксквизиторы ошибаются? — спросила черепашка.
Они не могут ошибаться, — возразил Брута. — Их направляет рука… твоя рука… твоя передняя нога… вернее, твоя лапка…

Эти люди хоть в чем-то да виноваты, иначе ты, в своей мудрости, не направил бы к ним квизицию.
Правда? — Ом продолжал вспоминать то лицо. — Значит, они сами виноваты в том, что их пытают? И я действительно так сказал?

/* В Анк-Морпорке у каждого свой рай и свой ад. Варвары! */

Никто никого не трогал, каждый сам выбирал себе свой рай и свой ад, куда и направлялся той тропой, которая ему больше нравилась.

/* Ворбис построил в Омнии особую демократию */

В нынешние дни царила демократия острых ножей. А наиболее активно иски ереси велись на высших уровнях церкви. Ворбис объяснил все крайне ясно: выше по дереву — тупее пила.

/* Б'ей Реж посмотрел на висевший на стене меч */

Когда самое меньшее, что с тобой могут сделать, — это все, что угодно, самое большее уже не кажется столь ужасным.

/* Как-то повывелись верующие у Ома... */

Был страх, благоговейный ужас, было страстное желание, была надежда. Все эти эмоции имеют свои запахи. Но пламени веры не было.

Омнианская экспедиция в Эфеб

/* Ворбис не собирался сам убивать дельфина. Он просто посмотрел на капитана... */

На лице капитана застыла глупая улыбка человека, попавшего между молотом и наковальней. И тем, и другим Ворбис владел в совершенстве.

/* Дельфин был таким маленьким… */

Он перевернул меня на панцирь, — напомнил Ом.
Да, но люди главнее животных, — возразил Брута.
Этой точки зрения часто придерживаются именно люди.

/* Теория Кууми Смельского */

Боги все могут объединяться. И все боги начинают с малого. Но с возрастанием числа верующих растет и бог. И уменьшается тоже пропорционально этому числу.

Богам нравятся игры — при условии, что выигрывают они.

/* Брута стучит в дверь Ворбиса */

Слова — лакмусовая бумажка, определяющая тип разума.

Если вы окажетесь рядом с человеком, хладнокровно использующим повеление «приступайте», бегите прочь и как можно быстрее. А если услышите «войдите», то даже не задерживайтесь, чтобы упаковать вещи.

/* Чем похожи слова и овцы */

Всего в миле от той расщелины паслось стадо коз. Лишь незначительная неровность местности стала причиной того, что первым человеком, услышавшим голос Ома и давшим ему представление о людях, был пастух овец, а не коз. Эти люди смотрели на мир по-разному, и вся история могла бы получить другое продолжение.

А все потому, что овцы глупы, и их надо погонять, а козы умны, и их надо вести.

/* Люди, глаза-то раскройте! Вот же оно чудо - прямо перед вами... */

Люди! Они жили в мире, где трава оставалась зеленой, цветы регулярно превращались во фрукты — но что именно производило на них наибольшее впечатление? Плачущие статуи. Вино, сделанное из воды! Обычный квантомеханический тоннельный эффект — это случилось бы в любом случае, если ты готов подождать несметное количество лет. Как будто превращение солнечного света в вино при помощи виноградной лозы, времени и энзимов менее впечатляюще и происходит повсеместно!

/* Кто такой философ */

А кто такой философ? - спросил Брута.
Тот, у кого хватило ума подыскать себе непыльную работёнку, не связанную с подъёмом тяжестей, - раздался голос в его голове.

/* Слова нет... */

Раб — эфебское понятие. У нас в Оме нет такого слова, — гневно ответил Ворбис.
Мне об этом известно, — кивнул тиран. — Полагаю, у рыб тоже нет слова, обозначающего воду. 

/* Дидактилос рассказывает Бруте, как люди побивали камнями сидящего в яме... */

Могу сказать только, что зрелище было ужасным.
Состояние тела не…
Нет, я говорю не о том бедняге, что сидел в яме, — снова перебил его философ. — А о людях, бросавших камни. Они были полностью уверены. Уверены в том, что в яме сидят не они. Это было написано на их лицах. И они были этому так рады, что бросали камни изо всех сил.

/* Хорошо быть современным философом... */

Лампа, которая не светит, для человека, который не видит?
Да. Работает отлично. В филососфском смысле, конечно.
И ты живешь в бочке?
Сейчас очень модно жить в бочке, - пояснил Дидактилос, быстро шагая вперед и периодически касаясь кончиками пальцев деревянных узоров над головой. — Большая часть философов так живут. Демонстрируют презрение и пренебрежение ко всему мирскому. А Легибий свою бочку превратил в сауну.

/* Мысли в голове Бруты */

«Самое худшее в Ворбисе, — думал он, — вовсе не то, что он сам творит зло, а то, что он заставляет творить зло других людей. Он изменяет людей по своему образу и подобию. И с этим ничего не поделаешь. Ты просто заражаешься от него».

/* Существуют разные способы познания - рассказывает Дидактилос */

Помню, когда-то принц Ласгер Цортский спросил меня, как ему стать ученым человеком, учитывая тот факт, что времени на чтение у него нет. И я сказал ему: «Королевской дороги к познанию не существует, ваш величество». А от мне ответил: «Так построй ее, иначе я отрублю тебе ноги. Используй столько рабов, сколько нужно». Очень бодрящий и непосредственный подход, должен сказать.

Переход через пустыню

/* Брута идет по пустыне. Несет с собой Ворбиса. И думает о разном */

Бог. Богу нужны люди. Вера — это пища богов. Но еще богам нужна форма. И боги становились такими, какими их представляли люди. Вот почему Богиня Мудрости носила пингвина. Подобное могло случиться с любым богом. Хотя должна была быть сова.

/* Что было сначала - курица или яйцо? Горы или песок? */

Гордо Цортский утверждал, что песок — это останки гор, однако Ирекс доказал, что песчаник — это камень, состоящий из спрессованного песка, значит, песчинки на самом деле прародители гор…

Каждая песчинка — маленький кристалл. Она растет…

/* Брута умирает от жажды. Ему поможет только чудо */

Никаких проблем для бога, пребывающего в хорошей форме. Но как решить эту проблему, если ты — черепаха?

Черепашка сползла к подножию бархана и некоторое время ползала там взад-вперед. Наконец она нашла нужное место и принялась рыть песок.

/* А что по-вашему чудо? */

Но ты нашел воду. Воду в пустыне.
Никакого чуда в этом нет, — фыркнул Ом. — Здесь, у берега, иногда выпадают дожди. Ливневые паводки. Высохшие русла рек. Водоносные пласты, наконец.
А мне это кажется чудом, — прохрипел Брута. — И не перестает таковым быть — даже несмотря на то, что у тебя есть ему объяснение.

/* у Бруты кризис веры. Зачем людям сдались эти боги? */

Снова раздался несколько брюзгливый голос Ома:
Людям ведь нужно во что-то верить. Так почему бы не верить в богов? Что еще остается?

/* Брута не бросит Ворбиса в пустыне. Ом не одобряет */

Так поступают в Этике? — с издевкой спросил Ом.
Понятия не имею. Так поступаю я.

/* Люди как люди... */

Ничего не понимаю, — сказал Ом. — Они напрочь не верят в мое существование, но рисуют на могилах мое стилизованное изображение.
Это трудно объяснить. Думаю, они поступают так потому, что верят в свое существование, — ответил Брута. — Они — люди, и он был человеком.

/* Видения предлагали Бруте все богатства мира */

Несмотря на идеальную память, Брута не помнил, что говорили голоса и какие еще картинки ему являлись. В памяти остались только жареная свинина и пиво.
Это потому, — тихо промолвил Ом, — что они не знают, чем тебя соблазнить. Поэтому предлагают все подряд. Как правило, все начинается с видений еды и плотских наслаждений.

/* Благодарность иногда принимает странные формы */

Лев испытывал странное чувство благодарности. Он чувствовал, что должен догнать тот кусок еды, который так заботился о нем, — догнать и символически от него отказаться.

Лев испытывал странное чувство благодарности. Он чувствовал, что должен догнать тот кусок еды, который так заботился о нем, — догнать и символически от него отказаться.

Снова в Омнии

/* Ворбис абсолютно безумен. В особом смысле */

У Кусьпа сложилось впечатление, что Ворбис абсолютно безумен, но в особом смысле. К обычному безумию Кусьп уже привык и научился иметь с ним дело. Безумцы вокруг кишмя кишели, а в подвалах квизиции многие из них становились еще более безумными. Но Ворбис давно перешел эту красную черту и построил по другую сторону некую Логическую конструкцию. Рациональные мысли, составленные из безумных элементов…

/* Брута получает ценные советы от монаха времени. И спрашивает, что делать с заповедями */

Ты говоришь с Богом, - промолвил Лю-Цзе.
Но откуда?..
По приметам. Человек, разговаривающий с Богом, живет трудной жизнью.

Все остальные пророки возвращались с какими-нибудь заповедями.
А где они их брали?
Мне кажется... они сами их придумывали.
Вот и ты возьми их там же.

/* Ом кричит своему пророку: Подожди меня! Поехали лучше в Анк-Морпорк. Но Брута не слышит... */

Зачем соваться в мясорубку? Эта страна заслуживает Ворбиса! Овцы заслуживают того, чтобы их погоняли!

/* После вчера всегда наступает отрезвляющее утро */

Вчера вечером он думал, что все-таки шанс у него есть. Вчера вечером было возможно все. Беда «вчерашнего вечера» состоит в том, что за ним всегда следует «сегодняшнее утро».

/* И Брута направился к Месту Сетований */

Слоны, они же офицеры, они же епископы, двигаются по диагонали. Поэтому часто оказываются там, где короли их не ждут.

/* Симони взялся за рулевые канаты. Пора запускать Черепаху в дело */

«Вот какой должна быть война, — подумал он. — Да, именно такой. Пара-другая таких Черепах, и с войнами будет покончено раз и навсегда».
Разойдись! — отдал он приказ. И потянул на себя большой рычаг. Хрупкий металл с треском переломился.

Дайте человеку рычаг подлиннее, и он непременно перевернет мир. Только рычаги попадаются все какие-то хрупкие, потому-то и нужна точка опоры.

/* У Ома только один шанс на миллион. Оказаться в когтях Орла. И схватить его за кое-что важное */

Ни одна черепаха прежде так не поступала. Ни одна черепаха во всей множественной вселенной. Но, с другой стороны, обычным черепахам не знаком неписаный девиз квизиции, гласящий: «Cuis testiculos habes, habeas cardia et cerebellum».
«Если ты завладел их, э-э, вниманием, считай, ты завладел их душами и сердцами».

/* Симони и Бедн обсуждают вопросы тактики. Спасать Бруту - или лучше не стоит? */

Да, — кивнул Бедн, повернувшись к Симони. — Теперь я точно уверился, что Ворбис — это зло. Он сжег мой город. Цортцы иногда тоже так поступали, а мы в ответ сжигали их города. Это была самая обычная война. Часть истории. Он врет, обманывает, рвется к власти и делает это только ради себя. Но так поступают многие. А в Ворбисе… Знаешь, что в нем самое страшное?
Конечно, — ответил Симони. — Это то, что он делает с…
Самое страшное — это то, что он делает с тобой.

/* Ом идет! Вернее, летит... Вернее, подлетает. А Ворбис сейчас умрет. */

Чем верить в каких-то богов, лучше верьте в черепах. Они куда реальнее.

/* Флоты стран побережья атакуют Омнию. Симони предлагает сражаться. Брута против */

Теперь у нас есть правда, ради которой стоит умереть!
Нет. Люди должны умирать ради лжи. Правда слишком драгоценна, чтобы ради нее умирать.

/* Смерть объясняет Ворбису, что все несколько хуже... */

ВОЗМОЖНО, ТЫ УЖЕ СЛЫШАЛ ЭТУ ФРАЗУ, — задумчиво проговорил он. — АД — ЭТО ДРУГИЕ ЛЮДИ.
Да, конечно.
Смерть кивнул.
СО ВРЕМЕНЕМ, — сказал он, — ТЫ ПОЙМЕШЬ, ЧТО ЭТО НЕПРАВДА.

/* Нет такого оружия, которое нельзя повернуть против вас */

Мы собирались использовать ее против Ворбиса, — попытался оправдаться Бедн.
А теперь она будет использована против эфебов. Знаешь, а я думал, это я тупой — пока не встретил философов.

Знаешь, а я думал, это я тупой — пока не встретил философов.

/* Вы думали, со смертью Ворбиса все закончится? */

Такие люди, как Ворбис, умирают очень долго. Эхо от них разносится по всей истории.

/* Чем заняты боги Плоского мира на вершине Коры Челести */

Долгие годы уходили на то, чтобы добиться чести попасть сюда. Беспрестанные интриги, тяжкий труд... Однако, попав в Дунманифестин, боги только и занимались тем, что много пили, немало брали и морально разлагались.

Ом замутил невероятное. Он крутой, этот мелкий черепашка!

/* Он разъяснил богам, что верующих надо беречь. Каждого!
/* И благодаря ему войны не случилось. Все закончилось. Победа. И что теперь делать? */

/* Разобраться с Ворбисом - это не все */

А потом… — начал было он.
Да?
Брута перевел взгляд на поля и деревни вокруг Цитадели и вздохнул.
А потом мы займемся делами, — закончил он. — И будем делать их каждый день.

/* Лю-Цзе упаковал свою метлу, прихватил любимые горы бонсай и отправился домой */

Исчезновения Лю-Цзе не заметил никто, даже Брута. Незаметно пришел, незаметно ушел… Незаметность — один из профессиональных секретов монаха истории.

Прошло много-много лет

/* Смерть пришел за Брутой. Брута не разучился задавать правильные вопросы */

А, значит, пустыня действительно есть. И сюда попадает каждый? — спросил Брута.
КТО ЗНАЕТ…
А что там, в конце пустыни?
СУДИЛИЩЕ.
Брута тщательно обдумал услышанное.
Да, но какой именно конец имеется в виду? — уточнил он.
Смерть усмехнулся и отошел в сторону.

Конец

Незаметность — один из профессиональных секретов монаха истории.

И ведь что интересно...

Главное - заранее подготовить правильную отговорку. Например:

Да, Достаб продавал квизиции свои товары. Но всегда по завышенной цене. Боролся, практически, с врагом на его территории. Партизан наш коммерческий...

Философы и ученые изобретают все новых и новых военных-Черепах.

И думают, что вот теперь-то с войнами будет покончено раз и навсегда. Но они почему-то продолжаются. Снова и снова.

Вершина Кори Челесте. Там живут боги

Сначала они долго и много работают, чтобы туда попасть. А как только попадают - начинают пить-курить-и-морально-разлагаться. Потому что больше там, похоже, заняться нечем.

На что похожа жизнь бога?

— Слышал историю про воробья, летящего через комнату?
— Нет.
— Не может быть. Ее все слышали.
— Но не я.
— О том, что жизнь похожа на летящего по комнате воробья? Снаружи — сплошная темнота, а он летит по комнате, и это всего лишь один краткий миг тепла и света!
— А окна открыты? — спросил Брута.
— Ты можешь представить себе, каково быть этим самым воробьем и знать о темноте все? Знать, что потом вспоминать будет нечего — кроме этого момента тепла и света?
— Не могу.
— Конечно не можешь. А это очень похоже на жизнь бога.

Чему как бы учат нас цитаты из книги "Мелкие боги"?

Что козы гораздо умнее, чем овцы. Это правда.

И что убивать своих верующих - плохо для морали. И количества верующих.

Читайте хорошие книги - и будет вам счастье.
И помните: у рыб тоже нет слова, обозначающего воду.

Комментарии (2)


Добавлено на сайт: 5.03.2017