15 самых популярных постов сайта - новый список. ПРОЧИТАТЬ!

Терри Пратчетт. "Последний герой" - цитаты

Цитаты из книги Т. Пратчетта "Последний герой"

А никто и не говорил, что мечта должна быть разумной.

Приключение обещало быть трудным. Но вместе с тем оно обещало быть последним.

У героев никогда не бывает плана. Только мы, Темные Властелины, все делаем по плану.

'Последний герой' - цитаты

Краткое содержание - "Последний герой"

Двадцать седьмая книга "Плоского мира", седьмая книга из подцикла о Ринсвинде.

Коэн-варвар с товарищами - последние герои этого мира. И они хотят вернуть богам то, что было украдено первым героем. А если по ходу дела весь этот мир может взорваться к чертовой матери - ну так не беда. Они его почти подорвали, они же его сами и спасут.

Зачем стоит перечитать цитаты из книги "Последний герой"?

Потому что здесь есть все: невероятные изобретения Леонарда Щеботанского, отточенные инженерные решения лорда Витинари, и даже вызов на дуэль от капитана Моркоу - всех семерых героев сразу.

А потом перечитайте саму книгу, чтобы выяснить, когда классическое образование может оказаться полезнее технического. И как нужно вести себя с людьми, которых запускаешь по доске над кишащим акулами бассейном. И почему Леонард отказался работать с самыми искусными мастерами.

А теперь - цитаты

/* Что движет историю? Два желания

Немалую роль сыграло естественное человеческое желание делать то, что запрещено, — просто потому, что это запрещено. А также желание раздвинуть свои горизонты и поубивать всех, кто живет за ними.

/* Лучший город земли? Обсуждаемо, но в целом близко к истине...

Нарезая большие круги, птица постепенно спускалась к такому древнему и такому современному городу по имени Анк-Морпорк, в котором, как утверждалось, можно было купить и продать решительно все — «ну а если у нас этого нет, мы вам это украдем».
А если не украдем, то по крайней мере выдумаем…

А никто и не говорил, что мечта должна быть разумной.

/* Должна ли великая мечта быть разумной?

Считается, что в свое время огонь был великой мечтой всего человечества. Однако с тем же успехом можно утверждать, что предок человека дни и ночи мечтал о том, как бы свалиться со своей ветки. Или вот вам, к примеру, еще одна великая человеческая мечта: о том, чтобы за ним, человеком, гонялись бы огромные зубастые башмаки. А никто и не говорил, что мечта должна быть разумной.

/* краткое введение в боговедение от Терри Пратчетта

Боги частенько играют судьбами людей. Игры эти не отличаются особой сложностью, так как богам не хватает терпения.

Мошенничество является частью правил, по которым играют боги. Для богов все средства хороши. Потеря всех верующих означает для бога конец. Но верующий, которому удалось уцелеть в божественной игре, обретает почет и дополнительную веру. У кого большинство верующих, тот и победил. А значит, выжил.

К верующим могут относиться и сами боги. Боги верят в веру.

/* Как следует передавать новости о конце света?

Сообщение, естественно, передавалось в зашифрованном виде. Если у вас имеется информация о конце света, вряд ли вы захотите, чтобы об этом узнали все и вся.

/* Неожиданное правило спасения мира: его придется спасать для всех

Но почему именно нас? — осведомился господин Боггис, глава Гильдии Воров. — Он ведь не наш император!
Как я понимаю, правительство Агатовой империи считает, что нам подвластно все, — ответил лорд Витинари. — По их мнению, у нас есть запал, накал и закал, а также от нас можно ждать чего угодно и когда угодно.
Чего угодно — это чего?
В данном случае — спасения мира, — пожал плечами лорд Витинари.
Мы что, должны спасать его для всех? — уточнил господин Боггис. — И для всяких чужеземцев тоже?
Боюсь, что да, — кивнул лорд Витинари. — Нельзя спасти только те его части, которые нам особенно нравятся. Но следует помнить одно, господа и дамы: спасая мир, мы прежде всего спасаем то, что у нас под ногами. Займемся же делом. Аркканцлер, магия может нам помочь?

Лорд Витинари снова вздохнул. Ему не нравилось жить в мире героев. Строишь-строишь цивилизацию, а потом появляется какой-нибудь герой и…

Герои как они есть

Все они были стариками, и беседы их в основном состояли из жалоб на боли в ногах, спинах и желудках. Двигались они медленно. Но было в их облике что-то этакое. Главным образом в глазах.

А глаза говорили, что эти старики побывали везде, где бы это самое «везде» ни было. И что бы «это» ни было, они это делали — иногда по несколько раз. И никогда, ни разу в жизни эти старики не покупали местных футболок. И они доподлинно знали значение слова «страх». Страх — это то, что случалось с другими людьми.

Приключение обещало быть трудным. Но вместе с тем оно обещало быть последним.

Приключение обещало быть трудным. Но вместе с тем оно обещало быть последним.

А кому-то придется спасать мир

Лорд Витинари, несмотря на всё полученное образование, умел думать как инженер. Если хочешь чего-то добиться, найди нужную точку и приложи минимум усилий для достижения максимального результата. Если точка находится между ребрами, используй кинжал; если эта точка — меж двух воюющих стран, прибегни к помощи армии. Главное — отыскать точку, которая является ключом к решению всех проблем.

/* Что мы знаем о Леонарде Щеботанском

Еще до завтрака этот человек придумывал семь изобретений, включая два новых метода использования поджаренного хлебца. Именно Леонард Щеботанский изобрел шарикоподшипник — устройство крайне простое и вседоступное. И именно в этом крылась суть гениальности Леонарда — он изобретал вещи, до которых мог додуматься каждый, а люди, которые изобретают вещи, до которых может додуматься каждый, встречаются крайне редко.

Убеждение может принимать самые разные обличия, — парировал лорд Витинари. — И я согласен с аркканцлером Чудакулли: послать капитана Моркоу — прекрасная идея.
Что? Разве я что-то сказал? — удивился Чудакулли.
Записать в команду капитана Моркоу — не правда ли замечательная идея, аркканцлер?
Что? О да. Конечно. Отличный парень. Смышленый. И меч опять-таки…

Нам нужна сага...

Говорят, возраст иссушает тело и душу. Но, похоже, стоящее перед менестрелем тело от возраста только закалилось и даже приобрело некоторую винтажность.

Она не нам должна понравиться. Как раз мы ее не услышим.
Что? Ты же сам сказал: я должен сложить сагу…
Ага. Но это будет сага о том, как мы пали смертью храбрых.

/* Один подход ко всем проблемам...

К времени ордынцы практиковали тот же подход, что и ко всему остальному, — атакуешь и пытаешься убить.

К времени ордынцы практиковали тот же подход, что и ко всему остальному, — атакуешь и пытаешься убить.

Ну, ты ж знаешь, какие деньки настали, — сказал Злобный Кошмар Гарри. Члены Орды дружно закивали. Они-то знали, какие настали деньки.
Сейчас люди, напав на твою Темную башню, первым делом заваливают тоннель для побега, — пожаловался Злобный Гарри.
Вот гады! — поморщился Коэн. — Темный Властелин всегда должен иметь возможность сбежать. Это всем известно.

А ты как поживаешь, Коэн? — спросил Злобный Гарри. — Слышал, ты императором заделался?
Звучит неплохо, а? — мрачно откликнулся Коэн. — Но знаешь что? Скучно. Все ползают вокруг тебя, раболепствуют, драться не с кем, а от мягких постелей начинает болеть спина. Куча денег, и не на что их потратить, кроме как на игрушки. Эта треклятая цивилизация высасывает из тебя жизнь.

/* ведь боги смогут их победить, да ???

Да, но вы-то, парни, живы-живехоньки, — заметил Злобный Гарри.
Это потому, что мы выбирали не тех врагов, — сказал Коэн. — Но на сей раз мы собираемся наведаться в гости к самим богам.

Злобный Гарри, а почему бы тебе не пойти с нами? — предложил он. — Можешь и своих мерзких приспешников захватить.
Эй, я ведь Темный Властелин! — воскликнул Злобный Гарри, вскидывая голову. — Как это будет выглядеть, если я присоединюсь к компании героев?

Злобный Гарри выглядел несколько смущенным.
Понимаешь, мне хотелось бы. Но я… я ведь Злобный Гарри, верно? Вы не можете доверять мне ни на йоту. При первой же возможности я предам вас, вероломно всажу нож в спину или выкину еще что подобное… Я просто должен буду так поступить! Конечно, если бы все зависело от меня, я поступил бы по-другому… но я должен думать о своей репутации. Я же Злобный Гарри. Так что даже не проси.
Клево молвил, — одобрил Коэн. — Мне нравятся люди, которым нельзя доверять. По крайней мере знаешь, чего от них ожидать. А все беды, как правило, от тех, в ком ты не уверен. Присоединяйся к нам, Гарри. Ты — один из нас. И твои парни тоже. Вижу, среди них новенькие…

Слушай, а ты уверен, что у Коэна все в порядке с головой? — спросил Злобный Гарри, помогая Малышу Вилли тащить по льду кресло-каталку Хэмиша.
Пытаешься посеять в рядах зерна недовольства, а, Гарри?
Я тебя предупреждал, Вил. Я — Темный Властелин и должен держать себя в форме. А сейчас мы тащимся за командиром, который постоянно забывает, куда положил свои вставные зубы.

А Смерть в это время познает природу кота Шрёдингера

АЛЬБЕРТ, ДО ЧЕГО Ж МЫ ДОКАТИЛИСЬ, ЕСЛИ Я, ЧТОБЫ УЗНАТЬ, УМЕРЛО СУЩЕСТВО ИЛИ НЕТ, ДОЛЖЕН СМОТРЕТЬ НА НЕГО!
Э…. хозяин, теория гласит, что именно акт наблюдения определяет, умерло существо или нет.

Смерть выглядел несколько обиженным.
ТЫ НАМЕКАЕШЬ, ЧТО ОТ ОДНОГО МОЕГО ВЗГЛЯДА КОШКИ МРУТ?
Не совсем, хозяин.
Я ЖЕ НЕ СОБИРАЮСЬ КОРЧИТЬ ЕМУ ВСЯКИЕ УЖАСНЫЕ РОЖИ.

Смерть открыл шкатулку и посмотрел на котенка. Котенок уставился на него с нормальным для любого котенка изумлением.
ТЕРПЕТЬ НЕ МОГУ, КОГДА С КОШКАМИ ПЛОХО ОБРАЩАЮТСЯ, — сказал Смерть, осторожно опуская котенка на пол.

Злобный Гарри злоумышляет, герои геройствуют, менестрель сочиняет сагу

О Многомогущий! — начал Злобный Гарри. Это был безопасный религиозный эквивалент фразы «Всем, кого это может касаться».

Гарри немного выждал на случай, если кто ответит, потом вздохнул и с трудом поднялся на ноги.
Я — злобный и предательский Темный Властелин, — пробормотал он. — А чего они ждали? Я говорил. Я предупреждал. Конечно, если бы это зависело от меня… Но каким бы я был Темным Властелином, если бы не…

Но тут встает один простой вопрос: когда ты добился всего, чего ты будешь добиваться дальше?

Гарри, твои приспешники отлично показали себя, — сказал Коэн. — Это даже нельзя назвать глупостью. Никогда не видел, чтобы столько народу одновременно лупило друг дружку по головам.
Хорошие ребята, — согласился Гарри. — Полные идиоты.

Бе-е… Бе-е… — проблеял менестрель и наконец нашел в себе силы закончить: — Безумцы! Безумцы! Безумцы! Все вы — полнейшие безумцы!
Калеб ласково похлопал его по спине, повернулся и двинулся за своим вождем.
На нашем языке, приятель, это называется «берсерки», — бросил он через плечо.

Коэн, я — Темный Властелин, — терпеливо объяснил Злобный Гарри. — А не добрая фея-крестная, помогающая всем и вся.

Коэн, я — Темный Властелин, — терпеливо объяснил Злобный Гарри. — А не добрая фея-крестная, помогающая всем и вся.

«Наверное, — подумал Злобный Гарри, — это все потому, что Темные Властелины гораздо умнее героев. Чтобы заполнить платежную ведомость даже на полудюжину приспешников, нужно иметь функционирующие мозговые клетки…»

Последние напутствия перед стартом

/* Леонард нашел верный состав для кормежки драконов!

Но буквально через час очередная струйка пламени пролетела над волнами, тонкая и ослепительно белая, с синеватой сердцевиной… И на этот раз… на этот раз дракончик лишь улыбнулся.

Некогда, милорд, я придумал весьма простой способ уничтожения вражеского флота. Исключительно как упражнение для ума.
Но с пронумерованными деталями и списком инструкций? — уточнил патриций.
Разумеется, милорд. Иначе какое это было бы упражнение?

Все посмотрели на нарисованную им картинку. В кипящее море с пылающих кораблей прыгали людские фигурки.
И вот так ты… упражняешь свой ум? — спросил декан.
О да. Это ведь всего-навсего рисунок. Практического воплощения у него никогда не будет.
Но ведь это кто угодно может построить! — воскликнул профессор современного руносложения. — Тут указано все: от стоимости клея до расходов на транспортировку!

Смею предположить, такой человек может найтись, — скромно заметил Леонард. — Но я уверен, правительство пресечет его деятельность прежде, чем он успеет зайти слишком далеко.
Улыбку, появившуюся на лице лорда Витинари, не смог бы запечатлеть даже такой гениальный художник, как Леонард Щеботанский.

Видимо, имеет место быть какое-то недоразумение. Даже герои-варвары не способны зайти настолько далеко, чтобы взорвать весь мир. — Он вздохнул. — Обычно они недостаточно цивилизованны для этого.

/* Уловка 22 в исполнении патриция. Чистое наслаждение...

Сейчас еще не поздно уйти в отставку? — спросил Ринсвинд, не спуская глаз со своих спутников.
Поздно, — ответил лорд Витинари.
А если на основании безумия?
Собственного?
Да как скажете!
Витинари поманил Ринсвинда к себе.
Только полный безумец мог согласиться принять участие в этом предприятии, — тихо произнес он. — И в данном случае ты признан абсолютно годным.
А если предположить, что я не безумен?
О, как правитель Анк-Морпорка, я обязан поручить выполнение столь важного задания только самым сообразительным и уравновешенным из своих подданных.
Он посмотрел Ринсвинду прямо в глаза.
Чувствую тут какую-то уловку, — сказал Ринсвинд, понимая, что проиграл.
Если хочешь, я официально пропишу все в виде поправки, — улыбнулся патриций.

Полет нормальный

Кстати, — сказал он, — кто мы такие? Как нас теперь правильно называть?
Идиотами? — предложил Ринсвинд.
Я имею в виду официально.

Кстати, - сказал он, - кто мы такие? Как нас теперь правильно называть? - Идиотами? — предложил Ринсвинд. - Я имею в виду официально.

/* Кораблю нужно название. Ринсвинд согласен

У него должно быть название, — настаивал Моркоу. — Отправляться в путешествие на судне без названия — очень плохая примета.
Мы сидим в большом деревянном ящике, а за нашими спинами сотня готовящихся рыгнуть драконов, — мрачно сказал он. — Нам очень нужно придумать название.

/* ну конечно же - "Сокол"! тысячелетний ;)

Сокол — очень красивая птица, — вдруг сказал Леонард. — Именно ее я имел в виду, когда…
Стало быть, так и назовем, — перебил Моркоу.

/* Леонард беспокоится за дракончиков

Кажется, все прошло не так уж плохо, — подытожил Леонард. — Надеюсь, малютки смогут добраться до дома. Ничего, потихоньку, с камешка на камешек… Наверняка…

Неожиданные проблемы. На борту - лишний пассажир. В виде библиотекаря

А они не могут просто развернуться и полететь назад? — спросил он.
Нет, милорд. Ничего не получится.
Или вышвырнуть библиотекаря за борт?
Волшебники выглядели шокированными.
Нет, милорд, — наконец сказал Думминг. — Это же будет чистое убийство!
Зато они спасут мир. Один примат умирает, один мир выживает. Не обязательно быть ракетомагом, чтобы это понять, а?
Мы не можем просить их о таком решении, милорд.

Правда? А я принимаю подобные решения каждый день, — пожал плечами лорд Витинари. — Ладно, итак. Чего им не хватает?
Воздуха и топлива для драконов.
Если они порубят орангутана на куски и скормят драконам, то убьют двух зайцев сразу.
Внезапно распространившаяся холодность подсказала лорду Витинари, что ему не удалось привлечь зрителей на свою сторону. Он вздохнул.

А мы чем-нибудь можем тебе помочь? — спросил декан.
Думминг обвел волшебников полным отчаяния взглядом. Как на его месте поступил бы лорд Витинари?
Ну, конечно, — бодрым тоном сказал он. — Предлагаю отличный план. Вы отыскиваете свободную каюту и составляете список возможных решений этой проблемы. А я пока посижу здесь, прикину, что к чему.
Вот она, наша смена! — восхитился декан. — Этот парень знает, когда следует прибегнуть к мудрости старших!
Когда волшебники вышли, лорд Витинари едва заметно улыбнулся Думмингу.

На Луне обнаружились настоящие драконы

Вопросы есть? — спросил Леопард.
Я пытаюсь прикинуть, что может пойти не так, — сказал Моркоу.
У меня пока девять пунктов, — ответил Ринсвинд. — И я только разгоняюсь.

У них были длинные носы и обтекаемые туловища. Лапы были короче, чем у болотной разновидности, а серебристая шкура, казалось, состояла из лунного спета.
А еще они… изрыгали пламя. Но не с того конца, который до сей поры ассоциировался у Ринсвинда с драконами.
Хотя главное, как выразился Леонард, — перестать хихикать, и ты сразу поймешь: все это абсолютно оправданно. А и действительно, если вдуматься: глупо для летающего существа иметь оружие, благодаря которому ты всякий раз резко тормозишь.

Космос оказался не таким уж впечатляющим. Что и говорить, космос, как выяснилось, вообще был пустым местом, и чего, спрашивается, тут раболепствовать? Перед чем преклоняться? Но мир был большим, а слон — просто-таки огромным.

Сарказм был здесь неуместен. Вселенная мгновенно подавляла его. Его моментально изничтожал серьезный взгляд огромных черных слоновьих глаз.

Герои проникают в логово богов

/* Не место!

Мы сражались целых пять дней, — продолжал Маздам. — А все потому, что герцогиня ткала гобелен, который должен был запечатлеть это событие. Снова и снова мы вынуждены были повторять схватки и замирать во всяких неестественных позах, пока она меняла иголки. Лично я всегда говорил: средствам массовой информации не место на поле боя.

/* героям и злодеям надо обьединиться - и вот тогда-то настанет окончательный п-ц!

План? — переспросил Коэн. — Я думал, ты знаешь. Мы прокрадываемся туда, разбиваем взрыватель и делаем ноги!
Да, но как вы планируете это провернуть? — уточнил Злобный Гарри и, увидев лица героев, глубоко вздохнул. — Судя по всему, вы ничего не планировали, — устало подытожил он. — Просто вламываетесь, просто удираете. У героев никогда не бывает плана. Только мы, Темные Властелины, все делаем по плану.

У героев никогда не бывает плана. Только мы, Темные Властелины, все делаем по плану.

Можете мне довериться, — сказал Злобный Гарри, окидывая критическим взглядом Орду. — Ну, то есть доверять мне, конечно, нельзя, тут я полностью согласен, но для меня это дело чести, понимаете? В общем, доверьтесь. У нас все получится.

«Я не могу описать это в саге, — думал менестрель. — Никто мне не поверит. Никто просто не поверит в такое…»

Вряд ли они смогут что-либо нам сделать, — сказал Слепой Ио, самый главный из богов.
Ха, — откликнулся Рок, передавая стакан с костями. — Будь они настолько умными, то не стали бы героями.

Мы еще подумали: «Этот Злобный Гарри, может, туп как пробка, но предавать нас, да еще в такое время… для этого требуется мужество», — продолжал Коэн. — Знаешь, Гарри, я на своем веку повидал Темных Властелинов, но ты заслуживаешь высшую награду — три больших гоблинских головы. Вот это стиль! Возможно, тебе никогда не удастся попасть в так называемую высшую лигу Темных Властелинов, но у тебя, Гарри, определенно имеются для этот все задатки.
Нам нравятся люди, которые до конца держатся за свои катапульты, — сказал Малыш Вилли,
Потупив взор, Злобный Гарри зашаркал ножкой, а на лице его отразилось нечто среднее между гордостью и облегчением.
От вас, парни, мне тем более приятно это слышать, — пробормотал он. — Понимаете, если бы все зависело от меня, я б никогда так не поступил, но нужно поддерживать репутацию и…

Остальные члены Орды одобрительно закивали. Как ни странно, это тоже было частью так называемого Кодекса.
И вы его отпустите? — спросил менестрель.
Конечно. Ты, видимо, так ничего и не понял. Темным Властелинам всегда удается улизнуть. Думаю, тебе стоит включить в сагу стих о том, как он нас предал.
И… о том, как я коварно пытался перерезать вам глотки. Если вы не против, конечно, — попросил Злобный Гарри.
Хорошо, — с важным видом произнес Коэн. — Напиши, что он сражался, аки тигр разъяренный.
Гарри смахнул слезинку с глаза.
Спасибо, ребята, — поблагодарил он. — Не знаю, что и сказать. Никогда этого не забуду. После такого моя карьера может пойти круто в гору.

/* богам тоже бывает скучно

Именно так, — подтвердил шагавший по другую сторону от Коэна бог. — И совсем недавно мы узнали, что группа смертных пытается проникнуть в Дунманифестин.
Вот ведь негодяи, — сочувственно произнес Коэн. — А вы их молнией, молнией! От души советую. Другого языка они не понимают.

Кстати, — продолжил Коэн, — не так уж это важно: можно убить бога, нельзя… Главное — попытаться. Чтобы в следующий раз кто-нибудь был настойчивее.

Кстати, — продолжил Коэн, — не так уж это важно: можно убить бога, нельзя… Главное — попытаться. Чтобы в следующий раз кто-нибудь был настойчивее.

В обиталище богов прибыли спасители на "Соколе"

Сейчас не время паниковать, — сказал Ринсвинд.
«Сокол» снова наскочил на сугроб, подпрыгнул и влетел в ворота обители богов. Вернее, сначала он летел, а потом…

Крылья отвалились и рассыпались на щепки. Фюзеляж с грохотом рухнул на булыжную мостовую и заскользил по ней дальше.
А вот сейчас самое время паниковать, — сказал Ринсвинд.

В туловище странной деревянной птицы открылся люк. Упав на мостовую, он откатился в сторону.
Боги увидели, как из птицы кто-то вылез. Он чем-то напоминал героя, но был не настолько грязен.

Оглядевшись, вновь прибывший снял шлем и отдал честь.
День добрый, о всемогущие, — поздоровался он. — Простите, что побеспокоил, но много времени это не займет. И позвольте воспользоваться возможностью поблагодарить вас от имени всех людей Плоского мира за прекрасную работу, которую вы делаете.

Всего семеро, — подытожила Вена. — Семеро против одного. Семеро. И он считает, что спасает мир. Ему известно, кто мы, и тем не менее он собирается сразиться с нами…
Ты думаешь, он — герой? — прохрипел Хэмиш Стукнутый. — Ха! Это с зарплатой сорок три доллара в месяц? Плюс пайковые?!
Но на этот раз рассмеялся только он один. Орда быстренько произвела сложные математические расчеты потенциального героизма.

Они посмотрели на меч капитана Моркоу. Он был коротким, острым и невзрачным. Это был рабочий меч. Никаких магических рун на клинке, никакого волшебного огня на кромке.
Согласно Кодексу, весьма тревожный знак. Простой меч в руках действительно храброго человека пройдет сквозь любой волшебный клинок, как сквозь сало.

Леонард отжигает. Просто феерически

Ну, я определенно верю в богов… — сказал Леонард, окидывая взглядом божественное собрание.
Его ответ, похоже, удовлетворил всех, кроме Рока.
И все? — спросил тот, и Леонард задумался.
А еще я верю в тайную геометрию, игру цветов на кромке света и в то, что чудесное есть во всем, — наконец ответил он.

/* За неподобающее поведение Леонарду положено наказание

Твое наказание, — сказал он, — будет состоять в следующем: ты распишешь потолок в Храме Мелких Богов в Анк-Морпорке. Весь. Сейчас он пребывает в плачевном состоянии.
Но это нечестно! — возразил Моркоу. — Он далеко не молод, а великому Ангелино Твибсли понадобилось двадцать лет, чтобы расписать тот потолок!

/* Менестрель уговаривает Темного Властелина

Ты поможешь мне спуститься вниз, а я опишу тебя в саге, как самого злобного, вероломного, несправедливого и порочного Темного Властелина из когда-либо существовавших. Договорились?

/* Отнять коней у валькирий - вот как поступают настоящие герои

Так вы умерли или нет?
Коэн тоже скользнул взглядом по полю.
Ну, тут дело обстоит следующим образом. Мы себя мертвыми не считаем, а на мнение других мы плевать хотели. Плевали, плюем и будем плевать. Хэмиш, ты готов? Тогда, парни, за мной!

Согласно установленному порядку вещей, те, кто спасает мир от неминуемой гибели, редко когда удостаиваются заслуженных лавров. Ведь, когда неминуемая гибель так и не наступает, люди начинают сомневаться: так ли уж неминуема она была? А значит, простого «спасибо» будет вполне достаточно.

А Леонард принялся отрабатывать возложенную на него епитимью, что было весьма одобрительно воспринято анк-морпоркским духовенством. Ведь именно так и воспитывается истинная набожность.
Однако буквально через три недели после описываемых событий лорд Витинари получил срочное сообщение. Немало удивленный, он покинул дворец и прибыл к Храму Мелких Богов, который окружала огромная толпа.
Что происходит? — резким тоном осведомился патриций у священнослужителей, осторожно заглядывавших в двери храма.
Богохульство! — вскричал Гьюнон Чудакулли.
Почему? Что он нарисовал?
Дело не в том, что он нарисовал, милорд. То, что он нарисовал... поразительно. Но он уже закончил!

Конец

А никто и не говорил, что мечта должна быть разумной.

И ведь что интересно...

Должна ли великая мечта быть разумной?

Не обязательно. Величие и разумность - параметры не всегда параллельные. Даже скорее наоборот...

Что значит думать как инженер (или как лорд Витинари)?

Если хочешь чего-то добиться, найди нужную точку и приложи минимум усилий для достижения максимального результата. Если точка находится между ребрами, используй кинжал; если эта точка — меж двух воюющих стран, прибегни к помощи армии. Главное — отыскать точку, которая является ключом к решению всех проблем.

Что именно означает - "быть героем"?

Это значит совершить много геройского. Сражаться с чудовищами, свергать тиранов, похищать редчайшие драгоценности, спасать девиц...

Но кто именно определяет чудовищность чудовищ и тиранство тиранов?

Возникает странное ощущение, что все эти понятия определяются исключительно самим героем. Можно, к примеру, сказать: "Я — герой, поэтому, если я тебя убью, ты автоматически станешь человеком, которого может и должен убить герой".

Меня терзают смутные сомнения...

Чему как бы учат нас цитаты из книги "Последний герой"?

Человеческую историю движут два желания: желание делать то, что запрещено, просто потому, что это запрещено. И желание раздвинуть свои горизонты и поубивать всех, кто живет за ними.

Как следует передавать новости о конце света? Только в зашифрованном виде. Если у вас имеется информация о конце света, вряд ли вы захотите, чтобы об этом узнали все и вся.

Важное правило спасения мира: его придется спасать для всех. И для всяких чужеземцев тоже. К сожалению, нельзя спасти только те его части, которые нам особенно нравятся.

Те, кто спасает мир от неминуемой гибели, редко когда удостаиваются заслуженных лавров. Ведь если гибель так и не наступает, люди начинают сомневаться: так ли уж неминуема она была? А значит, простого «спасибо» будет вполне достаточно.

Читайте хорошие книги - и будет вам счастье.
И помните: У них было всё... Но всё — это так мало.

Комментарии (5)


Добавлено на сайт: 08.05.2018